Предприниматель и бизнес-тренер международного уровня — о секрете успеха миллиардеров, организации бизнес-делегаций, актуальных экономических проблемах и о том, что ждёт Европу и Центральную Азию в ближайшем будущем.

Константин Шамбер — российский немец, родился в Алматы. Ребенком с семьёй переехал в ФРГ. После окончания университета практически десять лет проработал в Китае и Юго-Восточной Азии, до начала пандемии вернулся обратно в Германию.
Константин — предприниматель, бизнес-тренер международного уровня, доктор философии. Эксперт в области межкультурных коммуникаций, HR, социальной психологии и влияния информационных технологий на развитие человека. С 2010 г. возглавляет Центр стратегических межкультурных коммуникаций (StrategicInterCom), с 2012 по 2018 г. — президент Европейской Ассоциации Коучинга (ECA) в Китае, с 2015 г. представляет интересы Международной Ассоциации Среднего Бизнеса (Mittelstand International) в странах СНГ. Основатель и член правления Конгресса Бизнес-Инноваций – рабочей дискуссионной площадки для первых лиц компаний, успешных предпринимателей малого и среднего бизнеса, инвесторов и ученых из разных стран мира.

Окончил институт экономической социологии и институт социальной психологии при Мюнхенском университете Людвига-Максимилиана. Имеет аккредитацию Фольксваген Коучинг (Volkswagen Coaching, ФРГ). Дополнительное обучение в США, Канаде и КНР.

— Константин, немецкий писатель, мыслитель Эрнст Юнгер утверждал: «Если класть по нескольку кирпичей в день, то лет через 60-80 можно жить во дворце». Ваша жизненная философия совпадает с этим изречением?

— Вырисовываются, как минимум, три фактора: во-первых, сказано, что «можно», а не «будете» жить. Присутствует момент неизвестности. Во-вторых, наличие дворца подразумевает наличие какого-то финала. Если дворец использовать как аллегорию успеха (и большого труда), то не факт, что когда он появится, этот результат устроит. В старости многие люди меняют свое мировоззрение и потребности. В-третьих, для достижения определенных результатов нужны десятилетия — об этом многие молодые предприниматели забывают, полагая, что успех приходит мгновенно.

— Когда Вы решили заняться коучингом, очень модной нынче профессией, и почему?

— Коучинг в последние десять лет себя сильно дискредитировал. Из-за отсутствия международных стандартов им занимаются многие, и, естественно, уровень квалификации у этих многих якобы специалистов очень низкий. Рынок перенасытился. Например, в Германии примерно 80 миллионов жителей и, по неофициальным данным, приблизительно 100 тысяч людей, называющих себя экспертами по коучингу. На самом деле потребности в таком большом количестве специалистов нет. При этом сама методика коучинга очень интересна, она базируется на психологических и социологических размышлениях. В 2010 году после написания докторской работы я оказался в крупной немецкой компании как внешний специалист по коучингу — прошел дополнительное образование и стал заниматься. На сегодняшний день это направление занимает примерно 30% моего рабочего времени. Работа сама по себе хорошо оплачиваемая, но многие люди, идущие в эту отрасль, не понимают, что придется преодолеть очень много сложностей, прежде чем они поднимутся на тот уровень, который действительно востребован.

— Актуальные экономические вопросы Европы и Центральной Азии, на Ваш взгляд?

— Начну с Европы, у нее сегодня несколько основных задач. Первая — это решение энергополитических вопросов. Европа сильно зависит от энергоресурсов, и, по моим наблюдениям, эта зависимость будет преодолена через несколько или даже десяток лет. Это очень острый кризис, который, по всей вероятности, приведет к созданию новых технологий в энергосфере. Вторая проблема касается демографии и миграции. Третий фундаментальный нюанс — рост социального неравенства. Четвертый крупный вызов — поиск новых социальных и бизнес-моделей. Похоже, что лет через 15 придется перейти на новую модель распределения ресурсов, новые формы труда и трудоустройства: работа на удалёнке, с умными машинами и т. д. Что касается Центральной Азии, то после развала СССР она приобрела некую политическую самостоятельность. Хотя остаётся и, по всей видимости, будет оставаться в очень сильной технологической зависимости от крупных зон: США, ЕС, Китая и, может быть, Корея и Японии. Что, в принципе, делает Центральную Азию интересным рынком-посредником. А после недавних политических событий она оказалась на распутье.
На мой взгляд, у этого региона есть четыре основных вектора развития. Первый — она ассоциирует себя и стремится укрепить связи с Западом. Второй путь — попытается войти в очередной альянс с Россией. Третье направление — движение по пути китайского объединения. Четвертый вариант — уход в мусульманский мир. От выбора партнёра — а он будет сделан в ближайшие годы — будет зависеть дальнейшее развитие Центральной Азии со всеми вытекающими культурными, технологическими, экономическими, политическими последствиями.

— Плюсы и минусы Вашей профессиональной деятельности?

— Из положительного — я очень мобилен, могу работать как в Азии, так и в Европе — это мои основные рынки. Второй большой плюс — уровень общения с людьми, имеющими политический, экономический, интеллектуальный вес в обществе. Доступ к очень известным, значимым, влиятельным персонам. Третий положительный нюанс — профессиональная узнаваемость, приобретаемая годами. Из минусов — частые перелеты и поездки. В начале это интересно, завораживает, но со временем приводит к усталости от постоянных передвижений. Также в какой-то степени теряешься в социальном пространстве: у меня много знакомых, но мало друзей, потому что на последних необходимо время. Границы национального сознания с годами размываются — это не плохо, но и не хорошо.

— В чем секрет успеха миллиардеров?

— Есть четыре основных пути становления людей такого масштаба. Первый —
это «принципиальная социальная беспринципность» — я так его называю. Это в основном путь разрушения: государств, империй и пр, где всегда присутствуют частично коррупционные схемы, работающие именно в процессе развала. Человек готов пойти на многие экономические, моральные отступления ради своего обогащения. Второй путь – «креативная созидательность». Это люди, горящие конкретной идеей, они хотят улучшить мир, доказать что-то себе или другим. Параллельно с их мотивацией идёт и интеллектуальный, социальный рост. Третий тип миллиардеров я называю «наследование» — человек не приложил больших усилий, он просто унаследовал богатство. Это крупные семейные империи, королевские семьи и т. д. Основная задача таких людей — не то чтобы нарастить богатство, но хотя бы его удержать. Четвертый путь я называю «случайным» — человек оказался в правильном месте с правильными людьми.

— Знаю, что сейчас Вы работаете над своей уже второй книгой на немецком языке. О чем она будет?

— Книга носит философско-антологический характер и связана с попыткой оценить риски и возможности появления искусственного интеллекта. Главный вопрос — к каким последствиям может привести появление нового разума в социальном контексте. К слову, моя первая работа носила в большей степени научный характер и вышла в 2010 году на немецком языке. Она была посвящена развитию крупных китайских корпораций: какими тактиками китайское правительство в 80-90-2000-е годы добилось столь ошеломляющего экономического и политического успеха.

— Какие советы Вы можете дать новичкам в сфере коучинга?

— Не верьте тому, что в ближайшие годы вы сможете заработать большие суммы, не обманывая клиентов. Если осознанно идти на обман, то, конечно, можно продавать свои курсы, но к вам вряд ли придут во второй раз. Если подходить к этому призванию серьезно, то понадобится, как минимум, лет десять саморазвития, работы с разными людьми и в разных сферах, прежде чем вы сможете иметь возможность называть себя профессионалами. Для того чтобы помогать людям улучшить себя, нужно сначала пройти самому через трудности и проблемы. Чтобы помочь предпринимателю вывести компанию из кризиса, желательно, чтобы у вас самого была компания, которую вы хоть раз «спасали». Необходимо много знать, читать и иметь багаж профессионального опыта.

— Ваше отношение к тому, что немецкий язык в казахстанских школах сейчас отодвинут на задний план?

— Немецкий язык очень богат и красив. Учитывая относительно тесную связь между Германией и Казахстаном, есть глубокий культурный, экономический, технологический смысл поддерживать изучение немецкого языка в казахстанских школах.

— Благодарю за интервью.

Марина Ангальдт

Поделиться

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь