Кажется, в начале 80-х годов попалось мне на глаза стихотворение «Рюкзак».  В потертом стариковском рюкзаке за долгие годы много кое-чего скопилось: финская война, «блокада и мороз», долгая ссылка, исключенная судьба, что брела скорбным путем, и горькая доля российского немца. Позже это стихотворение на русском и немецком языках бессчетное количество раз публиковалось в периодической печати России, Казахстана, Германии. Для российского немца «Рюкзак» стал знаковым стихотворением. Так состоялось мое заочное знакомство с неординарным человеком — поэтом, художником, переводчиком, прозаиком, публицистом, эссеистом, репортером, путешественником, увлеченной и многогранной личностью — Робертом Лейноненом.

Годы спустя, мы встречались в Москве, на съездах и конференциях российских немцев, в Алма-Ате, на фестивале немецкого искусства и съезде трудармейцев, в Берлине, где познакомился и с его молодой, очаровательной женой и верной помощницей Ириной.
Я хорошо знаком с творчеством Роберта Лейнонена, и в бытности редактором русско-немецкого альманаха «Феникс» регулярно публиковал его очерки, воспоминания, стихи и литературоведческий труд «Лирика Генриха Гейне на русском языке».

Роберт Лейнонен оказался великим аккуратистом: собрал все свое творчество, набрал на компьютере, дотошно распределил по тематическим томам, снабдил редчайшими фотографиями, рисунками, гравюрами, маршрутными схемами, разными наглядными иллюстрациями, прилежно все сверстал, вычитал, выправил и одну из многотомной копии передал и прислал мне. И сейчас, готовя эту статью, я достал из моего «немецкого» шкафа такие самодельные его книги: «По шпалам Отечества» (два тома биографической повести), один том стихов и переводов, один том, посвященный походам и путешествиям (а дорог исходил и исколесил неуемный Лейнонен видимо-невидимо) и уникальный труд, изданный в Люнберге в 1998 году «Deutsche in St. Peterburg».

Огромное богатство, накопленное и запечатленное очевидцем всех катаклизмов трагического ХХ века.

Он, ленинградец Роберт Лейнонен, полуфинн, полунемец, с детства тяготевший к искусству, к германской и русской культуре, воспитанный в высоких нравственных и духовных традициях, сполна изведал, испытал и великую несправедливость, и унижения инородца, холод и голод блокадника, непосильную каторгу трудармейца за колючей проволокой, бесправие спецпереселенца и прочие «свинцовые мерзости» бытия, но сохранил, сберег живую душу, материнский язык и благородное сердце. И еще неизбывную гордость за свою родину, за свой родной народ.

Сколько в жизни дорог
не пройдено
Ленинград для меня
мой дом.
Для меня Ленинград
это родина!
С ним остаток пути
пройдем

Предков пять поколений
схоронено
Ленинград для меня
это мать.
Для меня Ленинград
это родина!
Их нельзя от меня отнимать

— писал Лейнонен в 1982 году.

Немного биографических сведений

Родился Р. Лейнонен 1 августа 1921 года в Петрограде. В 1939 году окончил Ленинградскую школу с золотым аттестатом, что дало ему возможность поступить в университет без вступительных экзаменов. Живые картины его детства, отрочества и юности мы находим в его «воспоминательных» очерках и зарисовках: «Рыбинск городок на Волге», «Каролина Юргена», «Снова в Питере», «Царское село», «Первая любовь», «Из дневника семиклассника», «Национальный вопрос», «Катись из армии до войны три месяца!»

Он мечтал стать астрономом и записался на математический-механический факультет. Однако в этом же году его мобилизовали на русско-финский фронт. Потом он демобилизовался и некоторое время проучился в университете. Тут разразилась война с фашистской Германией, и Лейнонену пришлось перенести блокаду и смерть отца.

Труп скрюченный отца,
лежащий под столом
В замерзшей комнате
с растерзанным окном.
Предельно ясно,
коротко и чинно
Он Лейнонен Адольф,
сын Акселя был финном.

Стихотворение «Отец» снабжено авторской сноской: «Отец умер на улице. Труп соседи занесли в нашу комнату, где уже тогда никто не жил во время очередной бомбежки разбило стекла. Там труп отца пролежал, видимо, с полмесяца, пока его забрали. Повестки о выселении из Ленинграда пришли уже после смерти отца. Такие же повестки получили трупы моей матери Элеоноры Робертовны, урожденной Форстман и брата Бруно, которому тогда и 18 не исполнилось. Это был случай особый: посмертно репрессированные. Мне очень долго потом пытались доказать, что нас просто «эвакуировали» (на смерть). Только через 50 лет через полвека! мне в этом официально признались: по национальному признаку». Странная деталь: повестки о выселении получали не живые люди, а трупы исключительно по национальному признаку.

И этот трагизм невинно униженного, растоптанного гнусной идеологией человека пронизывает жизнь и творчество очень жизнелюбивого, достойного поэта и гражданина Роберта Лейнонена.

В августе 1942 года он был депортирован в трудармию в Челябинск. С 1955 по 1959 г. он учился в горно-строительном техникуме. Потом закончил филологический факультет (немецкое отделение) Башкирского государственного университета в Уфе. Затем последовала работа в местной газете «Копейский рабочий» как журналист и фотограф. В 1981 г., уйдя на пенсию, вернулся в Ленинград, где лишь восемь лет спустя после долгих хождений, прошений и мытарств получил, наконец, прописку и жилье. В 1991 году Роберт Адольфович эмигрировал в Германию, где живет и поныне в местечке Лауша, близ Берлина.

Многожанровое творчество

Где печатался и печатается Роберт Лейнонен? Несколько сот стихотворений, очерков, репортажей, рассказов, зарисовок, статей он опубликовал в «Нойес Лебен», «ДАЦ», «Комсомольской правде», «Вечернем Ленинграде», «St. Peterburgische Zeitung», «Правде», «Известиях», «Zeitung der Wolgadeutschen», «Volk auf dem Weg», «Копейском рабочем», в альманахах «Heimatliche Weiten», «Феникс», в многочисленных изданиях российских немцев в Германии. Он пишет по-русски и по-немецки. В его переводах на русский язык известны поэмы Вольдемара Гердта « Волга колыбель надежд наших», Нелли Ваккер «Прошу слова!», документальные повести Артура Германа «Порядок» и Фреда Вандера «Седьмой родник».

Лейнонен охотно выступает по радио и ТВ о литературе, истории, живописи и архитектуре родного Ленинграда.

Серьезным вкладом в истории культуры, немецко-русских отношений является его фундаментальный труд «Deutsche in St. Petersburg», вскрывший культурные пласты вековых давностей. Прислав свое самодельное собрание сочинений и папку отсканированных копий своих картин, Р. Лейнонен заметил в письме: «Вы можете делать со всеми этими вещами все, что заблагорассудится, все, что сочтете нужным. Пока все это сидит в нашем компьютере, и мы с женой просто распечатываем и дарим по мере наших финансовых возможностей».

Кое-что из присланного Лейноненом я опубликовал в «Фениксе», многое намеревался издать, но «Феникс», финансово обескровленный после 30 выпусков, приказал долго жить.

Живые повествования Лейнонена о прожитом отличаются реалистичностью, лаконизмом, правдой, ясным слогом, интеллектом душевно богатого, неравнодушного, социально активного человека. А многочисленные фотографии, щедро разбросанные по его автобиографическим очеркам, передают облик и дух эпохи. Они манят, притягивают взор, внимание.

Читать Лейнонена интересно. И я жалею, что его труды остаются разбросанными в периодической печати разных стран, что их не удалось собрать под единую обложку, в собрание сочинений, что ученые-литературоведы и критики мало уделяют его творчеству внимания, не делают его предметом широкого, обстоятельного обзора.
Право, Роберт Лейнонен того заслуживает.

Он относится к поколению наших старших коллег, которые достойно пронесли знамя культуры российских немцев, несмотря на все преграды, ограничения и дискриминации.
«Мы не пыль на ветру» — таков был девиз российских немцев в самую глухую пору.
Этот же мотив звучит и в стихотворении Лейнонена «Не чурка я».

Куда-то рвусь,
мечусь, взлетаю,
Хотя пора бы
взять костыль
И жить, замкнувшись
в хате с краю,
Глотать пилюли,
прах и пыль.
А я в надежде жду чего-то,
Я просто в усмерть
жизнь люблю

Таков Роберт Лейнонен и в 85 лет. Он по-прежнему воспевает жизнь, женщин и радуется каждому мгновению бытия.

Я поздравляю его со столь солидной датой и желаю неизбывной бодрости.

28/07/06

Поделиться