Согласно официальной статистике в настоящее время 42% населения Казахстана (то есть около 7,5 миллиона человек) проживает в сельской местности. В то же время в сельском хозяйстве сегодня занято лишь около 1,2 миллиона человек. Остальное сельское трудоспособное население числится «самозанятым», имея, по большей части, нерегулярные доходы намного ниже даже официально установленного прожиточного минимума.

При этом доля аграрного сектора в ВВП страны в 2020 году составила лишь 4,2% (в 1990 году этот показатель был около 9%), а производительность труда в казахстанском сельском хозяйстве остаётся одной из самых низких в мире – всего около 5 тысяч долларов США в год в расчёте на одного работника.

В результате неэффективной организации сельского хозяйства, несмотря на огромный природный потенциал, около 80% потребляемого страной продовольствия Казахстан ежегодно импортирует, в то время как миллионы сельчан прозябают в бедности. По состоянию на 2020 год более 4 млн. сельских жителей всё ещё не имели доступа к центральному водоснабжению, а у 6 млн. не было центрального водоотведения.
Облик большинства сельских населённых пунктов оставляет желать лучшего: их инфраструктура, оставшаяся ещё со времён СССР, давно уже находится в аварийном состоянии и нуждается в полной замене. В отсутствие видимых перспектив многие сельчане (в первую очередь — молодёжь) покидают родные места в поисках лучшей жизни, обрекая сельские регионы на дальнейшее вымирание.

Между тем, многие проблемы вовсе не являются неизбежными и могут быть решены, если правильно использовать потенциал сельских территорий и их жителей. Подтверждение тому – опыт целого ряда экономически развитых стран (в число которых Казахстан давно стремиться попасть), в которых единственной серьёзной проблемой сельского хозяйства является периодическое перепроизводство продовольствия.

Первый вывод, который можно сделать, заключается в том, что все имеющиеся в этой сфере кризисные явления, вызваны субъективными причинами. Просто потому, что объективных причин для упадка казахстанского сельского хозяйства в реальности не существует. Напротив – в Казахстане есть всё необходимое для того, чтобы он был одним из не только региональных, но и глобальных лидеров на рынке продовольствия:

— огромные площади пригодной для сельскохозяйственного использования земли;
— разнообразие климатических условий;
— достаточно развитая транспортная инфраструктура;
— изобилие различных энергоресурсов;
— большое количество свободных «трудовых ресурсов»;
— огромные рынки для сбыта любой сельскохозяйственной продукции по соседству, и т.д.

Фактически после распада системы социалистического планового хозяйствования, которая была основана на объединении и координации в масштабах всей страны усилий землепользователей в рамках колхозов/совхозов, сельчане остались один на один со своими проблемами. Лишь немногие из них оказались готовы к тому, чтобы стать самостоятельными фермерами, в то время как подавляющее большинство бывших колхозников просто отдали свои земельные паи кому-то в пользование и отправились искать себе хоть какую-нибудь работу по найму.

Немногочисленным новоявленным фермерам тоже пришлось нелегко – рассчитывать они могли только на собственные силы, которых в большинстве случаев было явно недостаточно для организации современного сельхозпроизводства. Поэтому они были вынуждены работать на том, что им досталось в ходе приватизации социалистической собственности, и, в основном, всё теми же, теперь уже совершенно устаревшими методами.

С тех пор сельхозпроизводство в Казахстане остаётся по большей части экстенсивным и низкорентабельным, то есть неэффективным, а значит — неконкурентоспособным, из-за чего многие импортные продукты оказываются значительно дешевле отечественных. Больших доходов такое хозяйствование принести не может, а значит — ни о какой серьёзной модернизации казахстанского сельхозпроизводства говорить не приходится.

Кроме того, с распадом планового социалистического хозяйства распались и хозяйственные связи между сельхозпроизводителями (и горизонтальные, и вертикальные), вследствие чего множество мелких разрозненных товаропроизводителей не имеют достоверной информации о том, какая продукция востребована на рынке, где именно и в каком количестве. Ситуация осложняется ещё и свойственными Казахстану огромными расстояниями, из-за которых реализация скоропортящейся продукции возможна только на близлежащих рынках (формирование единого рынка по многим категориям товаров становится невозможным).

Не имея информации о рыночных тенденциях и в отсутствие возможности поставлять свою продукцию на республиканский рынок, даже способные на большее аграрии вынуждены ограничивать объёмы своего производства потребностями близлежащих регионов либо отдавать свою продукцию перекупщикам по бросовым ценам. В итоге оптовые и розничные продавцы сельхозпродукции зарабатывают кратно больше, чем собственно её производители, что катастрофически снижает их доходы и лишает возможности развивать свой бизнес.

Сложившаяся система государственного финансовой поддержки сельхозпроизводства оказывается малоэффективной именно потому, что не решает вышеперечисленные проблемы и не устраняет способствующие им причины, а фактически финансирует их дальнейшее существование. Поэтому без радикального изменения подходов к организации отечественного сельского хозяйства оно обречено и дальше влачить жалкое существование ещё многие годы, в течение которых Казахстан продолжит импортировать продовольствие из-за рубежа на миллиарды американских долларов ежегодно, фактически забирая деньги из карманов и без того небогатых казахстанских сельских тружеников.

Предлагаемое решение

Оно основывается на опыте ряда зарубежных стран, достижениях современной науки и техники и просто на здравом смысле.

1) переход от преимущественно экстенсивного к преимущественно интенсивному агропризводству – ведь совершенно очевидно, что в условиях защищённого и контролируемого тепличного пространства можно производить в несколько раз больше сельхозпродукции, чем на открытом грунте;
2) повсеместное использование современных агротехнологий и оборудования, что позволит выполнять агрономические мероприятия наиболее эффективным способом, с минимальными затратами труда и ресурсов;
3) налаживание горизонтальных и вертикальных хозяйственных связей между производителями сельхозпродукции, её переработчиками и продавцами;
4) создание инфраструктуры по глубокой переработке сельскохозяйственной продукции до состояния, пригодного для её экспорта по всему миру;
5) отказ от нерациональной практики формальной подготовки большого числа невостребованных рынком специалистов в сфере сельского хозяйства в пользу массовой подготовки собственников новых видов деятельности;
6) вовлечение в сельскохозяйственное производство всего незанятого сельского населения с полной ликвидацией безработицы – ведь совершенно очевидно, что масштабы казахстанских сельхозугодий настолько велики, что для их полного освоения потребуется в десятки раз больше людей, чем сейчас проживает в сельской местности;
7) проведение реновации сельских территорий и доведение их благоустройства до уровня городских.

Таким образом, набор мероприятий, необходимых для вывода сельского хозяйства РК из кризиса, в общем-то, очевиден. Но также очевидно и то, что сами себя эти мероприятия не реализуют – этим должен кто-то заниматься.

Подходящей для вышеуказанных целей формой объединения миллионов сельских жителей может стать Вертикально Интегрированный Кластер (ВИК), представляющий собой простое товарищество свободных предпринимателей, сотрудничающих друг с другом на взаимовыгодных условиях в процессе производства, переработки и реализации сельскохозяйственной продукции.

Такой подход к организации работы ВИК соответствует принципам Концепции социально-частного партнёрства (© УО «WIUIM»), в основе которой лежит идея объединения усилий бизнес-сообщества и экономически активного населения для налаживания горизонтальных связей и оказания взаимовыгодных услуг.

Андрей Шнитковски

> Продолжение следует.

Поделиться
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  • 7
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    7
    Поделились