К небу у Николая Саиновича Майданова любовь была особенная, трепетная и возвышенная, будоражащая массу самых всевозможных переживаний: от патетических до мучительно серьезных.

Небеса вообще являлись существенной частью жизни полковника Майданова. Будучи военным летчиком-асом, он виртуозно управлял вертолетами МИ-6 и МИ-8, производя фурор своими удивительными воздушными маневрами, как следствие, чреватыми возможным самопожертвованием. Но – так или иначе – он думал не о наградах и прочих поощрениях, а прежде всего о собственном воинском долге: отлично понимал задачи и цели, рискуя, спасал жизни десантников, был безупречным командиром, внимательным товарищем и верным другом. Словом, бесстрашный сын бескрайних степей, таких же, как небо, необъятных и насыщенных ощущением силы, спокойствия и величия.

Майданек

Николай Майданов родился в 1956 году в посёлке Таскудук Джамбейтинского района Уральской области (ныне Западно-Казахстанской) в семье казаха Саина Саингалиевича Майданова и немки Галины Людвиговны Гас. Надо признать, что трагедийный размах её судьбы поражал многих: ребенком Галина Людвиговна попала в концентрационный лагерь смерти Майданек, а после освобождения её вместе с родными погрузили в теплушки – вагоны для скота – и отправили в сторону Средней Азии.

Состав заключенных польского Майданека был разнообразным: туда с территории захваченной Украины увозили всех скопом и без разбора, независимо от возраста и национальности. Таким образом в гетто оказалась и семья Гас: десятилетняя Галина, её мама и сестра, которым в итоге удалось чудом выжить.

По словам Татьяны Павловны, вдовы Николая Саиновича Майданова, свекровь не любила ворошить горькое прошлое. Тем не менее, однажды все-таки поведала, как в лагере у неё и у других детей медики регулярно брали кровь. А ещё вспомнила вслух о мучительном чувстве голода и безысходности.

– Дедушка Николая – Людвиг – в младенческом возрасте вместе со своей семьёй попал в Ровенскую область, на Украину. А когда началась война, его, как представителя одного из «неблагонадежных народов», то есть немца, депортировали в Сибирь. Супругу же Людвига, так как у нее имелись украинские корни, вместе с дочерьми угнали в концентрационный лагерь Майданек, – сообщает Татьяна Павловна и дополняет: – После Монино (городок в Московской области) в 1992 году мы с Николаем и с детьми «отправились служить» в Казахстан. Тогда-то муж и взялся за составление родословной, если можно так выразиться: выяснил, что по линии отца Майдановы – это один из родов казахов Младшего жуза, а вот сведений по материнской линии не имел. Поэтому обратился к друзьям, проходившим в то время службу в Германии, попросив их разыскать какую-либо информацию о своих предках. В итоге удалось установить, что немецкие корни Николая идут из Западной Германии. Кстати, у нас где-то дома даже лежат соответствующие документы…

После того, как в 1944-ом Майденек был освобожден, Галину Людвиговну вместе с родными вернули на территорию СССР, а затем посадили в теплушки и повезли. Добирались до неизвестного места назначения очень долго, выходить на станциях и полустанках запрещалось: люди голодали, болели, умирали. Приходилось длительное время ехать в вагонах вместе с трупами. Такова была суровая и жестокая правда жизни, в чём-то бессмысленная и даже беспощадная.

Как Галина Людвиговна вместе с родными в конце концов оказалась в казахстанских степях, она не помнила. Главное, что там семье Гас посчастливилось воссоединиться: депортированный ранее глава семейства Людвиг сумел разыскать в Казахстане супругу и детей. Позже Галина Людвиговна вышла замуж за односельчанина Саина Саингалиевича Майданова, у них родились дети, в том числе и Николай. Майдановы-Гас жили дружно, уважая и любя друг друга.

– Знаю, что в Коле души не чаяла мама Саина Саингалиевича, что, впрочем, неудивительно: многие бабушки без ума от своих внуков. Она называла его в детстве «Кукатаичка» (от «кукатай»), нянчила, баловала, – вспоминает Татьяна Павловна.

Авиация

К авиации у Николая Майданова был жгучий интерес с детства. Окончив школу, он вместе с другом подал документы в Актюбинское училище гражданской авиации. Однако поступить не удалось: приятель не прошёл медкомиссию, поэтому Николай Саинович из солидарности отказался от затеи стать лётчиком и записался на курсы в автошколу при ДОСААФ. А через год, в 1974-м, отправился служить в армию в Группу советских войск в Германии. Там шоферские навыки как раз и пригодились: командир полка, Евгений Иванович Костелецкий, взял молодого солдата к себе водителем. Между прочим, именно Костелецкий сыграл определяющую роль в становлении Майданова как образцового военнослужащего и офицера.

Как бы там ни было, заветная мечта о покорении неба настырно не давала Николаю Саиновичу покоя: после демобилизации, в 1976 году, он был зачислен в Саратовское высшее военное авиационное училище лётчиков, по окончании которого нёс службу в Южной группе войск, Туркестанском, Забайкальском и Одесском военных округах.

– Служил в горячих точках: прошел Афганистан, а затем и Чечню. Это было серьёзное испытание, – говорит вдова Николая Майданова. – Первую свою командировку в Афганистан Коля совершил в 1984-ом, вторую – чуть позднее. Участвовал в десантных операциях в районах Мазари-Шарифа, Джелалабада, Панджшера, Газни, Ташкудука… Муж всегда стремился держать ум холодным, а сердце горячим: помимо перевозки десантников и многочисленного груза он ещё героически спасал с поля боя раненых солдат и офицеров, и в 1988 году ему присвоили звание Героя Советского Союза, а также вручили орден Ленина и медаль «Золотая Звезда». Надо ли говорить о том, что Коля в душе очень гордился этим…

В 1992-м Николай Саинович Майданов окончил Военно-воздушную академию имени Ю.А. Гагарина и продолжил службу в Вооружённых силах Казахстана, в городе Тараз. Спустя пару лет он вместе с семьёй переехал в Россию, где поступил на службу в авиацию Сухопутных войск. Командовал вертолётным полком Ленинградского военного округа в поселке Агалатово, впоследствии, в 1999-2000-х годах, руководил 325-м отдельным транспортно-боевым вертолётным полком, базировавшимся при станице Егорлыкской в Ростовской области.

– Слухи о том, что в Казахстане Колю якобы не оценили как профессионала и военачальника – абсолютная неправда, – объясняет Татьяна Павловна. – Всё было совершенно иначе: наоборот, его просили остаться. Но решающую роль тогда сыграли непростые семейные обстоятельства, не касающиеся воинской службы. Поэтому пришлось уехать.

…Известие о гибели полковника Майданова грянуло как гром среди ясного неба. 29 января 2000 года ему больше не удалось благополучно вернуться на землю: Николай Саинович был смертельно ранен и скончался в кабине боевой машины.

– Однажды избрав более опасный жизненный путь, мой муж до конца своих дней был верен костяку очевидных для него как для офицера принципов: твёрдости духа, смелости, решительности, жертвенности. Думаю, что эта квинтэссенция близка и понятна многим военным людям, и берусь с уверенностью утверждать, что она останется неизменной для них навсегда. Даже несмотря на то, что между жизнью и смертью, как показывают обстоятельства, довольно тонкая грань, – подводит итог беседы Татьяна Павловна Майданова.

Николай Саинович Майданов – советский казахстанский и российский военачальник. Герой Советского Союза, Герой Российской Федерации (один из четырёх человек, удостоенных обоих званий), полковник.

Память о нем увековечена на мемориальной доске на здании Саратовского лётного училища. Установлены: мемориальная доска на домах, где жил Герой (Московская область, Монино, улица Маслова, 9, в посёлке Агалатово и военном городке – Ростовская область, станица Егорлыкская, улица Шаплыгина, 6) и на Агалатовской школе; памятники на Аллее Героев Серафимовского кладбища Санкт-Петербурга, возле военно-технической школы по улице Абулхаир-хана в Уральске; бюст на Аллее Героев в Московском парке Победы в Санкт-Петербурге.

Марина Ангальдт

Поделиться
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  • 2
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    2
    Поделились

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here