С 2003 г. в Лисаковском музее существует детский клуб «Атамекен», изучающий немецкие традиции. В 2008 году члены клуба победили в республиканском конкурсе исследовательских работ «Колесо истории: вчера, сегодня, завтра» и стали обладателями призового гранта Представительства Германского Общества по Техническому сотрудничеству (GTZ GmbH) в Казахстане. Благодаря гранту состоялся проект «Дети пишут историю». О том, какой увидели историю немцев участники проекта, рассказывают публикации.

Появление первых немецких переселенцев в Кустанайском уезде Тургайской области началось в конце XIX — начале ХХ веков. Документы повествуют, что организация арендаторских поселков, получение земельных наделов для них было сопряжено с рядом трудностей. Во-первых, российские власти считали появление в Кустанайском уезде переселенцев «нерусскаго» происхождения нежелательным, во-вторых, немецкие колонисты имели столкновения с русскими переселенцами из-за земли, которые регулировал губернатор Тургайской области. Несмотря на это, 14 семей из Херсонской и Полтавской губерний одними из первых в 1899 году поселились в Кустанайском уезде. Они сообщили об этом своим соотечественникам, и в 1900 году прибыла новая партия немцев в составе 189 семей («Материалы о положении переселенческого дела в Тургайской области, собранные чиновником особых поручений переселенчекого управления Кокоулиным в июнеиюле 1904 г.» РГИА г.Санкт-Петербург, копия в фондах Костанайского областного историко-краеведческого музея).

К 1907 году в Тургайской области образовалось пять немецких поселков Викентьевский (1904), Мариинский (1904), Нелюбинский (1904), Воскресенский (1900), Семеновский (1903). К 1917 году только в Денисовской волости насчитывалось уже несколько так называемых «немецких» поселков: Шункуркуль (Шункырколь), Чебендовка, Бессарабка, Окраинка. Позже, в начале 30-х годов, когда шла коллективизация, новые немецкие колхозы называли в честь известных немецких коммунистов: колхозы им. Ф.Энгельса (Чебендовка), Карла Маркса (Шункуркуль), им. К.Либкнехта (Бессарабка), им. Э.Тельмана (Ждановка) (по материалам Денисовского историко-краеведческого музея).

Екатерина Иосифовна Дильман –  бабушка Я.М. Эрета (п.Нелюбинка).
Екатерина Иосифовна Дильман –
бабушка Я.М. Эрета (п.Нелюбинка).

В Кустанайском государственном архиве хранятся удостоверения личности военнопленных, беженцев первой мировой и гражданской войн. Среди них — удостоверение № 3249, выданное в 1915 году германской подданной Марие — Екатерине Бетхер, 53 лет, на право проживания «только в г.Кустанае». Документ написан от руки на обычной бумаге, подписан приставом 2 части г.Кустаная, слева имеется штамп и оттиск круглой печати с гербом Кустаная. Подобных разрешений для подданных Германии и Австрии хранится немало.

Часто встречаются и карточки военнопленных, например, карточка № 709 солдата Ивана Гофмана, немца по национальности, холостого, взятого в плен 27 июня 1915 года в Карпатах. В карточках обязательно присутствовала графа «мастерство» или «род занятий до войны». Солдат Иван Гофман был столяром. Как сложились судьбы этих людей, возможно, потомки в Германии хранят в семейных архивах свидетельства пребывания в далеком степном Кустанае.

Значительный приток немцев в Кустанайскую область был связан с насильственной депортацией в 1941 году. За период с 25 сентября по 10 октября 1941 года в Кустанайскую область прибыло более 28 тысяч немцев-переселенцев. Большая часть их была расселена в г.Кустанае, Семиозерном, Мендыгаринском, Федоровском, Карабалыкском районах. Руководство осуществляло облуправление НКВД («перечень документов по теме «История немцев, проживающих на территории Костанайской области в 1918-2001 годах» ГУ «Государственный архив Костанайской области»).
Во время экспедиций по селам нашей области в объектив наших фото- и видеокамер попали именно те, кто пережил депортацию. Среди 28 тысяч немцев, выселенных в нашу область, были 20 семей из с.Луй (Саратовская область, Мариентальский район). Нам удалось выяснить историю трех семей из этого поселка. В с.Антоновка (Денисовский район) нашим собеседником стал Квинт Антон Иванович. Он еще помнит, каким большим было с.Луй 900 дворов, их семья жила в деревянном доме из лиственницы с подвалом, где хранили продукты. В Кустанайскую область их привезли по железной дороге и высадили на станции Зааятской, затем часть была расселена в Симоновке, по четыре семьи в один дом. В 1942 году отца призвали в трудармию в п.Чебаркуль, он смог отработать шесть месяцев, затем попал в госпиталь в Джетыгару. Брат Антона Ивановича Родион Иванович, работая учетчиком центральной конторы, написал письмо в райком и тем депортированным жителям Симоновки, у кого сохранились справки на скот, вернули все согласно списку, вот только вместо коз дали овец. Этот факт — исключительный, потому что ранее нам рассказывали, что подобные заявления оставались без ответа. Часть семей из Саратовского поселка Луй были расселены поблизости в с. Калиновке, об этом рассказали Шпис Варвара Антоновна и Квинт Эдуард Яковлевич. Эдуард Яковлевич вспоминал, что их семья из с.Луй переехала в Баку, а в 1941 из-за страха перед бомбежками вернулись в Саратовскую область и тут же были выселены в с.Калиновку, отец потерял их, искал целый год, а как только нашел, в 1942 году его забрали в трудармию, откуда он уже не вернулся. Никакого извещения о его смерти семья не получила, узнали об этом от знакомых, позднее факт смерти подтвердили после запроса. Варвара Антоновна Шпис, также уроженка с.Луй, сообщает, что в Калиновку были высланы 14 семей немцев. Спецпереселенцев поселили в пустые саманные дома, где раньше жили украинцы. В одном доме жили семь семей — Наф, Квинт, Болич, Бауэр и др. Родители Варвары Антоновны умерли в 1930-е годы, четверо детей воспитывались в семье дяди Ивана Ивановича Квинта. В 1942 году Варвару Антоновну призвали в трудармию, она работала в Караганде в шахте 17-бис по 12 часов. Варвара Антоновна с гордостью говорит, что она немка, знает огромное количество национальных блюд и хранит в спальне на стене икону Св.Антония. Она рассказывает, что, несмотря на запреты, немцы в Калиновке по воскресеньям обязательно собирались и молились. Интересно, что независимо друг от друга уроженцы села Луй в числе национальных блюд называют «картофельштамбс», вероятно, это блюдо было распространенным.

И.И. Гарварт (Громов).
И.И. Гарварт (Громов).

В ходе наших поездок, в п. Евгеновка мы встретились с Л.Э. Григоровой (Заар), ее маму Гаан Лифу Генриховну депортировали из Саратовской области в немецкий поселок Мариновку, где она познакомилась с будущим мужем. В 1947 году семья переехала в п.Покровку (Тарановский район). Лилия Эргардтовна рассказала, какой была планировка немецкого дома. В центре кухня, где были печи: с одной стороны печь-голландка, с другой — круглая печь; справа находилась детская, слева — спальня родителей. Дети жили с бабушкой, которая чтила немецкие традиции. Члены экспедиции были поражены тем, что в немецких семьях дети обращались к родителям только на «Вы». В семье отмечали Пасху, красили яйца, а на следующий день прятали руки, в страхе, что заметят следы краски. Пожилые люди стремились не допускать смешанных браков, говорили: «Каждый должен остаться у своего корыта!», но запрет этот нарушался. Семья Лейсместер (п.Крымский), была выселена из г.Феодосии (Одесской области) в п.Имановку (Орджоникидзевский район). Семьи Штанг (п.Евгеновка) и Гельм (п.Крымский) также были депортированы из Саратовской области, но в Костанайскую область попали уже после отмены спецкомендатуры, во время освоения целинных земель. Очень интересна семейная история Пинсак Марии Иосифовны. Их семья в 1933 году из Саратовской области, где был голод, переехала в Тамбовскую, в небольшой поселок. Так как в этом поселке жили всего две немецкие семьи, то им чудом удалось избежать депортации, но отца забрали в трудармию в Сибирь, куда он затем перевез семью. В Сибири питались в основном картошкой, не хватало хлеба, поэтому решили приехать в Казахстан в целинный поселок Крымский, в котором в 1960-е годы из 300 дворов 200 были немецкими.

Маршрут нашей экспедиции пролегал через немецкие села, основанные в начале ХХ века (Мариновка, Нелюбинка, Викентьевка, Шункырколь), села, где остались еще немецкие семьи (Денисовка, Перелески, Крымский, Некрасовка, Антоновка, Барсуковка, Евгеновка). Мы провели опрос в 15 немецких семьях Тарановского и Денисовского районов. Из них частично сохранили знания о немецких традициях 11 семей, смешанными являются 13 семей. Из числа потомков немецких колонистов начала ХХ века нам удалось встретиться с Я.М. Эретом (предки — основатели п.Нелюбинка) и С.А. Габерером (бабушка была в числе первых переселенцев из Бессарабии в с.Чебендовка). Села Мариновка, Шункырколь, Викентьевка полностью разрушены. Участники проекта зафиксировали планировку сел, количество улиц, домов, строительный материал, планировку внутри домов.

В с.Барсуковка семья Шульдайс передала в Лисаковский музей чемодан, с которым глава семьи В.К.Шульдайс возвращался в поселок из трудармии в 1952 году. Этот экспонат уже занял достойное место в экспозиции Лисаковского музея, посвященной культуре немцев.

В Костанайском музее можно увидеть фотографии Героев Социалистического Труда: Цвингера Якова Григорьевича, председателя колхоза им.Энгельса, Деккер Екатерины Генриховны, доярки Костанайской областной сельскохозяйственной опытной станции; лауреата премии Ленинского комсомола Вольфа Петра Павловича механизатора совхоза «Карасуский». В фондах Денисовского музея хранятся воспоминания о том, как настороженно сначала относились к «врагам народа» жители поселков и как, спустя трудные голодные годы, пережитые вместе, по несколько семей в одном доме, казахи, русские, украинцы, немцы, народы Северного Кавказа становились добрыми друзьями.

Представители немецкого этноса внесли значительный вклад в формирование потенциала Костанайской области, они с честью выдержали все испытания, создавая вокруг себя красоту и гармонию в ответ на трудности и притеснения. Наш долг сегодня — сохранить максимум информации о немецком этносе, его представителях, в судьбах которых — разгадка исторического феномена «народа в пути». В ходе экспедиций фонды музея пополнились фото-, видематериалами, но не менее ценным для участников нашего проекта было общение детей с носителями этнической культуры. Особенно запомнился рассказ М.И.Старицыной (Пинсак). Однажды, еще в детстве Мария увидела, как немцы хоронили умершего без обуви, и обратилась к бабушке с вопросом: «Неужели мы так бедны, что не можем даже купить обувь?», бабушка ответила: «Когда человек вступает на дорогу, которая ведет к Богу, ничто не должно облегчать его страдания, он должен прочувствовать каждый камень на этом пути»
На наш взгляд, в этих словах заключается жизненная философия целого народа народа, терпеливо, с достоинством совершившего сложный исторический путь.

Юлия Буданова

19/09/08

Поделиться