«Общаемся мы только с нашими, русскими. Жить здесь можно. И вообще все нормально!» — такими ответами отделывались наши ребята переселенцы (наши ли они всё ещё) в Германии от вопросов девушек и парней, активных членов молодежного немецкого движения «Возрождение» (Тараз Астана Алматы Петропавловск Шымкент), проживших 17 дней среди них, russlandeutsche Jugendlichen. Миссия называлась «Zurück zu den Wurzeln» («Назад к корням»). Цель — установить связь между молодежью «здесь» и молодежью «там», с ребятами, эмигрировавшими вместе с родителями.

Ирина Фукс, лидер немецкой молодёжи: «Я считаю, что цель была достигнута едва на 60 процентов. От этого очень грустно, конечно. Меня просто потрясла атмосфера, царящая там. Напряжение всегда присутствовало в воздухе. Иногда было страшно! Агрессия. Злость. Неприятие. Плевки. Водка. Маты.».

Наши ребята там, словно клубки из репейника, раскиданы вдоль немецкой обочины. Почти все в Германию переехали (вернее, их перевезли как авоськи, как китайские клетчатые сумки) лет семь десять назад. Такие решения принимаются обычно родителями (ведь это серьезная тема, вовсе не детская и не подростковая), здесь нужен жизненный опыт, поэтому всё в руки берет ома с родителями или танте и онкель, эмигрировавшие чуть раньше. И как только они скомандовали «Пора ехать!», прислав очередную посылку с шоколадками и письмом с фотографиями, поехали из глухих деревень мамы, папы и их дети в самое сердце Европы, где много конфет, машин и СВОБОДЫ. Которая и погубила неподготовленную молодежь! Вдохнув разряженный воздух свободы, они захмелели тут же, не успев оглядеться.

Пошли в школу. Без знания языка. Конечно, на несколько классов ниже. Система образования на Западе другая связана с менталитетом немцев. Она в корне отличается от традиционной постсоветской школы, где опять-таки решения принимает некто, например, учитель, классный руководитель, завуч или сам директор; здесь же ты один на один со всеми своими удачами и неудачами, и проблемы ты должен научиться решать САМ. Наши ребята нуждаются, чтобы кто-то всё время комментировал каждый шаг: «Молодец! Правильно! Дальше!» или: «Ошибка! Исправляй!» Отсюда комплексы неполноценности. Вера в себя и надежда на то, что со временем, как только начнут разговаривать на немецком, появятся новые хорошие друзья, исчезают, на их место приходит чёрная Злость. Агрессия. На всех и вся. И здесь уже правит СИЛА. Кто сильней, тот и прав. У кого крутая тачка, тот и лидер. Тот и будет нашим паханом. По пятницам — русская дискотека, на которую боятся все местные немцы приходить. Понятно почему. «Мы познакомились с мальчиком, его зовут Володя, ему 19 лет, за всё время его никто там не видел трезвым. Один раз он гнался за нами с бутылкой водки, нам пришлось залечь в кусты, чтобы он не разбил эту бутылку об наши головы. Нам действительно было СТРАШНО! Причём на немецком он говорил лучше, чем мы», — говорит Надежда Бурлуцкая, участница проекта.

О себе они не любят говорить, как будто они преступники на зоне, единственное — все в унисон твердят: «У нас всё равно здесь нет никаких шансов!»

«СТЫДНО так было за них. Ведь должны же быть хорошие ребята. Вот только их не видно, делают потихоньку абитур, пробивают себе путь по немецкой дороге. А почему не видно их изгои они в обществе потерянного поколения. Не солидно там хороший балл иметь по успеваемости, несолидно не материться, несолидно машину не иметь» — заключила Ирина Фукс.

В предпоследний день перед отъездом была дискотека. Те ребята не захотели быть вместе с гостями.

Все были отдельно. Два лагеря, где каждый сам по себе, где каждый говорит на языке другого, но отказывается понимать

Остался час до конца.

Ребята всё-таки пришли.

А на следующий день они пришли провожать. Некоторые из них проехали даже несколько станций на поезде…

Наташа Залипятских

Поделиться