Арест отца, потеря близких, скитания по чуждым городам и странам, немало пролитых слез, сотни обученных школьников и не по годам закаленный характер. Судьба семьи Майер не из легких. Когда-то Эрна Майер (Шрам) вместе со своими близкими была вынуждена покинуть родные земли Германии, но, потеряв историческую Родину, она обрела новую, а еще свою любовь и профессию. В этом году ей исполнилось бы 100 лет. О жизни в страшные военные годы и династии педагогов рассказали дети и племянники Эрны Шрам.

Эрна Майер (Шрам) родилась в 1920 году в Германии. В начале 30-х семья, опасаясь преследований из-за политических взглядов отца (он входил в социалистическую партию Германии), перебралась в Советский Союз. Тогда Эрне удалось окончить немецкую школу-семилетку, а после и Венновское педагогическое училище, тоже на немецком языке. Вместе с ней учился и родной старший брат Отто. Два года, с 1939 по 1941, им посчастливилось поработать по своей специальности: Эрна преподавала немецкий язык в средней школе № 7 станицы Ново-Мышестовка Краснодарского края, а Отто — в деревне Львовская. Наряду с этим парню удалось окончить три курса Московского института иностранных языков, а в 1959 году – одноимённый факультет Свердловского педагогического института. Тогда молодые люди еще не знали, что уготовила им судьба, но старт династии педагогов начался именно с них.

Случайности не случайны

По воспоминаниям детей Эрны Шрам, она была очень строга, педантична, ответственна, активна до последнего года своей жизни – была настоящим бойцом.

— По истории её нелёгкой жизни можно снимать фильмы и писать книги, — поделилась дочь Лариса. — В первые дни Великой Отечественной войны семья Майер была переселена в Казахстан. Мама рассказывала, что дорога была длинной и тяжелой. Так получилось, что младший брат Курт ехал в другом вагоне, и он случайно услышал, что их состав будет расформирован. Мамин поедет в Казахстан, а его отправят в Сибирь. Ему как-то удалось выпросить у конвоиров разрешение проведать родных в соседних вагонах. В залог Курт оставил все свои вещи. Так он остался без всего самого необходимого, но не потерял главного – своих родных. По счастливой случайности вся семья оказалась в Джамбульской области, где они поняли, что случайности не случайны. Это было их спасение. Мама рассказывала, что был страшный голод, и благодаря неравнодушным джамбульцам они выжили. За это она всю жизнь была благодарна казахскому народу.

Состав был остановлен вблизи села Биликуль. Именно там Эрна Шрам встретила своего будущего супруга Антона Майера. Их судьбы были схожи. Он также был выселен, только из Краснодарского края, при пересылке потерял мать и брата Ивана, которому на тот момент было меньше 12 лет, а еще так же, как и Эрна, был неравнодушен к профессии учителя.

— Отец по своему характеру был веселым, мама напротив — серьезная и строгая, — рассказала Лариса Майер. — Он был более открытым для остальных, мама же больше для семьи, для нее она многое значила, она очень любила нас – своих детей. Родители пели в немецком хоре в Джамбуле, отец также выступал в театре. Но все это было не сразу. Они многое пережили и перед тем, как вернуться к своей профессии, работали на ферме: мама — чернорабочей, а папа — слесарем-машинистом по ремонту сенокосилок. Тогда о любимой профессии им пришлось на время забыть. В 1943 году в комендатуре из «новоприбывших» сформировали группу учителей и определили в школу села Биликуль. Мечта мамы осуществилась спустя годы, там она вновь стала учителем немецкого языка, а папа — русского. Через пару лет родителей перевели в Аман-Тюбецкую школу, позже в школу села Головочевка Джамбульской области: папу — завучем, а маму — учителем немецкого языка. Здесь и начался их профессиональный путь длиною в жизнь. Мне тогда было шесть лет, и мама из школы принесла мне книгу. По ней я училась читать. Мама очень любила свою профессию, хотя, как по-другому в этом деле: здесь либо ты полностью отдаешься работе, либо ты никакой учитель.

Коллектив учителей Головачевской начальной средней школы. 1950-1951 гг.
Коллектив учителей Головачевской начальной средней школы. 1950-1951 гг.

Закаленный характер и стиль жизни – не зависеть ни от кого. По словам дочери Эллы Лаврентьевой (Майер), Эрна даже на 90-м году жизни предпочитала все делать самостоятельно.

Она была очень ответственна и пунктуальна, — делится Элла. — Если ей сказали прийти в десять часов, она это сделает, что бы кругом не происходило. Для нее порядок был превыше всего, эти качества мама прививала и нам. Она была чистюля, до 90 лет сама занималась уборкой и ездила за продуктами. Наверное, не хотела ни от кого зависеть. Еще мама очень любила вышивать, создавала настоящие картины. Она не всегда была откровенна с нами, начала открываться только с годами. Тогда же оставила нам тетрадь с рукописями, где представлена полная информация о наших родственниках.

Свою любовь к профессии Эрна передала и одной из дочерей – Ларисе. Сегодня она продолжает материнский учительский путь.

— Мама и ее братья были очень преданы своему делу, они обучили сотни школьников, живущих сейчас в разных городах и странах, — отмечает Лариса. – Даже когда мама вышла на заслуженный отдых, все равно продолжала преподавать. Я же в детстве мечтала быть следователем, но глядя на маму с папой, переняла их любовь к профессии. Окончила Алматинский институт иностранных языков, а в 1971 году вернулась в Джамбул и стала учителем иностранных языков в той самой школе, где когда-то отец преподавал математику. Позже были и другие, в 1983 году стала завучем по воспитательной работе в школе им. Ушинского, где проработала до самого отъезда в Германию. Я думаю, это было заложено в характере. Общение с детьми и людьми в целом заряжает какой-то невидимой силой. Я знаю, что по моим следам пошли многие ученики, избрав нелёгкий учительский труд.

По приезде на историческую родину Лариса поставила цель подтвердить квалификацию преподавателя и продолжить семейное дело. На это ушло больше пяти лет, за это время она успела получить диплом воспитателя детского сада. В 1998 году Лариса добилась поставленной цели и стала преподавателем немецкого языка в вечерней школе. Сегодня она оказывает языковую помощь иммигрантам из арабских, африканских и других стран.

Продолжить судьбу Эрны, Антона, Отто, Вильгельма, Курта и Ларисы решила и Ольга Майер (дочь брата Антона Майера – Ивана, который также, как и его семья, включая жену Марию, отдал свою жизнь педагогике).

После окончания в 1985 году факультета иностранных языков Джамбульского педагогического института Ольга стала учителем английского и немецкого языков в одной из школ Джамбульской области, а позже попала в ту же школу, где работала ее мама. Сегодня они преподают вместе.

— Эрна Генриховна была учителем старой закалки, — вспоминает Ольга. — Она была настолько правильной и справедливой, что несмотря на всю строгость, консерватизм и педантичность, дети ее очень ценили. Нам было очень приятно видеть, когда десятки учеников приходили с букетами на День учителя или в день рождения любимого педагога. Наверное, у нас это семейное. Я тоже очень люблю преподавать и своих учеников зачастую встречаю за стенами школы. Для меня Эрна Генриховна и Лариса Антоновна — эталон учителя. У нас такой замкнутый круг, несмотря на разницу во времени, нам удалось поработать в одних и тех же школах. Я, кстати, училась у Ларисы Майер, благодаря ей меня всегда тянуло к иностранной речи. Поэтому английский и немецкий языки стали неотъемлемой частью моей жизни. Моя дочь сейчас тоже учитель английского. Думаю, что пример любимой тети Ларисы и авторитет Эрны Генриховны сыграли свою роль и в ее жизни. Причём работает моя дочь в той же самой гимназии, где когда-то трудилась наш любимая Эрна Генриховна.

Сегодня свою душу и сердце профессии способен отдать далеко не каждый. А вот несколько поколений семьи Майер, несмотря на скитания по городам и странам, мучения и потерю близких, смогли сохранить главное – любовь к делу всей жизни. Впрочем, завершать этот путь Майеры не намерены. Как поделились дети и племянники Эрны Шрам, они искренне надеются, что педагогическая династия не прервётся, ведь в семье подрастает еще одна дочь, которая может продолжить благородное дело своих предков.

Екатерина Комиссарова