Реклама

В музее культуры и быта казахстанских немцев я побывал еще в конце февраля. Но вспомнил про «Возрождение» сразу, как только вошел. Напротив меня поднимала крылья птица Феникс. История Германии – это и упадок, и возрождение. Неслучайно культурный центр в Костанае так и называется «Возрождение». Возле птицы свеча – ее зажигают в праздники.

В этом году коронавирус принес миру много трудностей. Но хочу верить, что Феникс уже сгорел и скоро возродится. В музее я нашел повод для оптимизма.

Непростая судьба

Отдельное место здесь занимают «шпрухи». Настенные панно с духовно-назидательными изречениями. Вот одно из них: «Сохрани меня, Боже, и познай сердце мое. Испытай меня и узнай помышления мои. Посмотри, не на опасном ли я пути, и направь меня на путь верный».

Этот шпрух в музей передала семья Кнауб. В немецких домах такие панно были неотъемлемой частью интерьера. Устал, запутался, прочитал, и стало полегче. Мне и стало полегче, хотя, скажу честно, картины немецкие довольно мрачные. Вот, например, на фоне развалин печной трубы по снегу мама ведет мальчика. А над ними серое небо с багряным закатом.

Тепло и уют музея

Сами предметы говорят о непростой судьбе переселенцев. Вот диван ручной работы. В сопроводительной карточке сказано: «Изготовил Карл Гранер в марте 1939 года (погиб в Пермском крае в 1944 г.)».

Диван старый, сидеть на нем некомфортно из-за пружинок. Но неудобство компенсируется каким-то ощущением покоя. Если человек над чем-то кропотливо работал, он обязательно отдаст предмету свою энергетику. Будто сам Карл Гранер сидит рядом и говорит тебе: «Все проходит, и это пройдет».

Теплый покой и уют – вот главная атмосфера музея. А его смотритель Елена Шик, напротив, кажется очень энергичной. По другому принципу уникальный музей (такого больше нет в Казахстане) и не был бы создан.

Елена Шик время от времени объясняет: «Вот патефон (черпак, вышивка, сундук…) я его долго добивалась».

Сопроводительные карточки лаконичны. Но Елена Шик с немецкой скрупулезностью подробно описывает каждый предмет. У нее в кабинете толстый каталог. Вот, например, что сказано о половнике переселенца.

Привожу с сокращениями: «Половник – из лагеря трудармейцев Челябметаллургстроя 1945-1950 гг. Материал: алюминиевый сплав. Техника: горячая штамповка, сверление. Использовался для раздачи пайка спецконтингенту трудового лагеря. История такова: спецпереселенка Софья Штиберт провела почти десять лет в спецлагере Челябметаллургстроя. В 1952 году она была полностью освобождена и на память о проведённой за колючей проволокой молодости решила попросить за две пачки махорки на кухне тот половник, который много лет раздавал полуголодный паёк героям-трудармейцам. Кухонный работник тайком вынес вечером накануне освобождения именно этот экспонат. После кончины Софьи в 2010 году дети передали в дар музею эту реликвию».

Я с жадностью рассматривал черпак. Край его стерся – видимо, из-за постоянного трения о дно котла. Думаю про себя: «Один черпак похлебки был положен на человека или нет?» Если один, то я бы не удивился. Боюсь, что изготовитель дивана Карл Гранер умер в 1944 году от голода. И еще подумал: «Если сравнивать трудности того времени и этого, то мы вообще живем замечательно…»

Миграция

– Сколько сейчас немцев живет в области?

– На пике в регионе проживало более 100 000. Сейчас 27 000, но это количество меняется. – отвечает Елена Шик. – В области немецкий язык изучают 30 групп.
В каждой в среднем по 15 человек.

– Не возникало желания уехать?

– Родина есть родина: вода, земля, воздух, которым ты дышишь с рождения. Все это дается один раз и навечно. Работа мне нравится. Но загадывать на завтра я, конечно, не буду.

Елена Шик показала на шпрух. «Человек предполагает, а Бог располагает», – так я понял этот жест.

Я лишь приоткрыл дверь в музей. Конечно, лучше один раз увидеть, чем 100 раз услышать или прочитать. Музей находится по адресу: улица Н. Назарбаева, 44. Может быть, и у вас есть семейные реликвии, которые учат преодолевать трудности? Смотрите на них почаще.

Фарид Дандыбаев

1 КОММЕНТАРИЙ

Comments are closed.