Рождённый в концлагере

Эту удивительную историю нам рассказали в Бородулихинском районе Восточно-Казахстанской области…

Началась она в 1942-м году в концлагере в Германии. Попав в плен после ранения, Максим Лыткин из Казахстана и угнанная из украинского села Павлина Хоменко за колючей проволокой сумели не только создать семью, но и родить в 1943 году сына Николая. Они смогли защитить своего малыша в тяжелейших условиях. Весь барак старался помочь первенцу: после родов Павлину продолжали гонять на работу, не давая никаких поблажек. Забегая вперёд скажем, что в дальнейшем в этой семье родилось семеро детей. Но обо всём по порядку…

Семейство Лыткиных в двадцатые годы прошлого века, спасаясь от голода, остановилось в приубинском селе Девятка. Места это были хлебные, рыбные, рядом Уба, Иртыш. Знал ли Максим, что эти голодные времена помогут выжить ему и его ребёнку в концлагере?

В феврале 1940-го года он был призван в Красную армию. Когда началась война, его направили в Архангельское военное инженерное училище на ускоренные курсы. В октябре 41-го лейтенант Лыткин был уже на фронте в качестве командира сапёрного взвода. В мае 42-го войска попали в памятное окружение под Харьковом, и в отчаянной атаке рядом со станцией Лозовой, как свидетельствует запись в
военном билете, Максим был ранен и попал в плен. Неудачный побег забросил его в город Гельзенкирхен на западе Германии. Во времена Третьего рейха здесь находился вспомогательный лагерь Бухенвальда и так называемый штатлаг 326, через который прошло 80 тысяч военнопленных.

Павлину угнали на принудительные работы в нацистскую Германию в апреле 42-го. В лагере военнопленных и остарбайтер разделяла лишь колючая проволока и перегородка, чтобы не виделись и не общались. И всё же Павлина решилась написать записку: «Не встречал ли кто Хоменко Ивана с Украины. Жду ответа». Через несколько дней пришёл ответ, что его не нашли, но связь была налажена.

Поясним: рабочие СССР назывались остарбайтер от слова ост, а из стран Европы – цивильарбайтер. Они были статусом выше. Павлина также просила передать родителям, что она жива, и если у Максима получится оказаться на воле, сообщить об этом. Она попросилась в наряд на кухню. Когда началась очередная бомбёжка, девушка побежала не в бомбоубежище, а по продуманному маршруту в лес. Даже в 42-м году Германия подвергалась серьёзным бомбёжкам со стороны союзников, и городок Гельзенкирхен, где производили кокс, был одним из самых разрушенных. В лесу Павлина уснула от усталости, и здесь её обнаружила немка с ребёнком на руках, которая шла на воскресную службу в церковь. Немка поняла, что девушка беглая, и смогла объяснить, что в Фельберге, на фабрике Густавгамель, принимают таких, как она. В бесплатной рабочей силе были заинтересованы. Фрау повязала ей платок, как положено прислуге, и представляла её своей нянькой. Павлина на фабрике назвалась выдуманной фамилией Панасенко и смогла отправить открытку родителям, которые очень обрадовались, узнав родной почерк, и написали ей ответ. А в лагере всё началось сначала – подъём, работа, утром кормовой кофе для телят, в обед баланда, вечером картофелина. В воскресенье был отдых, но еды не полагалось.

В свою очередь Максим Лыткин бежал из лагеря Гельзенкирхен. Документы цивильарбайтер помогли ему найти пристанище и работу у фермера. О просьбе Павлины помнил, написал её родителям, что она жива. И каково было его удивление, когда те написали в ответ, что дочь сама дала о себе знать и что она работает на фабрике Густавгамель в Фельберге. Максим обо всём догадался и 5 декабря 1943 года прибыл в тот лагерь, попросив воссоединения с якобы женой. Так началась их семейная жизнь. 17 ноября 1944-го года у них родился сын Николай. Если мать работала поблизости, ей удавалось прибежать покормить ребёнка.

В нескольких километрах от лагеря проходили американские войска. Приказа покидать пост не было, но часовые в любую минуту могли начать расстрел заключённых, и тогда они пошли на решительный штурм – несколько человек пробились к американцам и попросили о помощи. Лагерь достался союзникам, и толпа немедля растерзала своих палачей. Американцы сказали, что продовольственные вещевые склады в распоряжении заключённых, остальное – потом. И здесь Максиму пригодились уроки голода из детства – всю пищу он делил на маленькие порции и не позволял никому сразу съедать её. Но кто-то не мог удержаться, и от переедания умерла примерно пятая часть заключённых. Союзники предлагали молодой семье переехать в Канаду, Францию, Америку, но Лыткины вернулась на Родину.

В 1946-м у них родился второй сын Иван, а дальше началась жизнь в селе Девятка, где родились Галина, Нина, Людмила, Павлина и Максим.

Елена Пашке

Поделиться
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  • 3
  •  
  • 2
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    5
    Поделились
Предыдущая статьяБессмертный эшелон
Следующая статьяДолгое эхо депортации

Popular

spot_img

More from author

Расширенное заседание Совета Ассамблеи народа Казахстана: отзывы

Под председательством Президента Касым-Жомарта Токаева в формате видеоконференцсвязи состоялось расширенное заседание Совета Ассамблеи народа Казахстана. Приняли участие в нем и представители государственных органов и...

Новая профессия для безработных

В городе Алматы на базе предприятий и колледжей действуют более 100 учебных центров, в которых безработных обучают востребованным профессиям. Об этом на брифинге Региональной...

Перепись населения – не остаться в стороне

Эксперт из Алматы считает, что узнать точное число казахстанцев возможно только при помощи переписи. В дома жителей Алматы стали приходить интервьюеры переписи населения 2021...

NEVER FOREVER

Люди наблюдают друг за другом: в социальных сетях или заглядывая в окна соседей, смотря реалити-шоу или просто идя по улице. Каждый хочет при этом...