Тематика текстов настенных панно – три больших группы: чаще всего мы встречаем цитаты из Библии (в панно казахстанских немцев это 74,5% случаев), далее идут пословицы, назидания и стихи (14%) и, наконец, благопожелания (11,5%).

В этот раз мы расскажем о диалектах в текстах шпрухов. Несмотря на то что разговорным языком общения немцев Поволжья, особенно в быту, дома, не являлся Hochdeutsch, подавляющее большинство текстов на панно написано именно на литературном немецком. Объясняется это просто – цитаты, особенно из Священного Писания, нельзя приводить как заблагорассудится: раз в Библии так записано, значит это правильно, неизменно и свято.

Тем не менее разноязыкая народная речь не могла не пробить себе дорогу и здесь. На четырёх панно из 57, которые есть в нашей электронной подборке, мы всё же встречаем диалектизмы:

1) Unser täglich Brot gieb uns heute (вместо gib; не исключено, что это просто ошибка).
2) Lieben und Geliebt zu werden ist das größte Glick auf Erde (вместо Glück).
3) Der Herr segne dich und behite dich (вместо behüte).
4) Четвёртый случай самый любопытный. Необычное начертание букв, которое иногда копирует готическую скоропись, диалектизмы и ошибки, затруднило работникам Лисаковского музея истории и культуры Верхнего Притоболья распознавание надписи на этом тканом панно авторства Марии Нагель, поэтому приведём её в удобочитаемом виде: Wo kaine Bibel ist im Haus, / Da sit es ett und graurich aus. / Da kert der beise Feint kern ein, /Da macxt der libe Koot nicht sain («В доме, где нет Библии, / всё выглядит пустынным и серым. / Туда злой враг охотно входит, / там любимый Бог не может находиться»). Фото Ю. Ерёмина.

Здесь, помимо нетрадиционной орфографии, мы видим диалектизмы ett, beise, kern, Koot, graurich (это искажённое traurig «печальный» или gräulich «сероватый»?) и неожиданное macxt вместо mag.

В оригинале отрывок звучит так: Wo keine Bibel ist im Haus, / Da sieht’s gar öd’ und traurig aus, / Da kehrt der böse Feind gern ein, / Da mag der liebe Gott nicht seyn. Целиком этот стих в сборнике «Wünschelruthe» в 1818 году опубликовал Friedrich von Lehr, библиотекарь и директор придворного театра в Штутгарте.

Что же за диалект или диалекты встречаем мы на этих текстах наших панно? Сразу оговорим, что это бесписьменная форма языка, и, даже используя общий диалект, разные люди могут записать одно и то же слово различно, поскольку нет фиксированных норм, как в литературном языке. Кроме того, по краткому тексту сложно определить какой-то конкретный говор.

– Что касается Поволжья, в нём было в ходу несколько немецких диалектов, – считает Олег Александров, кандидат филологических наук, доцент Томского государственного университета, германист и диалектолог, – если коротко, то они делились на нижненемецкие и верхненемецкие. Первые были распространены среди меннонитов.

Но предлагаемые тексты с диалектизмами явно не нижненемецкие. Нижненемецкие диалекты заметно отличаются от литературного языка, который сам возник из верхненемецких разновидностей. В Поволжье существовали различные вариации верхненемецких диалектов – баварский, гессенский, пфальцский, швабский, франконский и другие.

Но самыми распространёнными были гессенский и пфальцский, или даже гессенско-пфальцский, потому что они могли в чём-то сливаться.

В научной литературе их даже называют «поволжскими», потому что они превалировали. В приведённых примерах, скорее всего, они. Переходы типа ü → i, ä → e, eu → ei можно назвать характерными чертами этих самых распространённых в Поволжье говоров.

На этом панно – изображение двух рук на фоне роз, а ниже надпись в обрамлении голубых клематисов: Andenken zum Geburtstage 1958. Lieben und Geliebt zu werden ist das größte Glick auf Erde. («На память о дне рождения 1958 г. Любить и быть любимым – величайшее счастье на земле»). Написание Glick, как отметил О. Александров, – характерный признак гессенско-пфальцского диалекта.

Из истории шпруха (50×38,5 см, бумага, краски, карандаш, деревянная рамка, стекло): панно неизвестного автора первоначально находилось в общине Евангелическо-Лютеранской церкви Казахстана в Семипалатинске, а после распада общины перевезено в молитвенный дом села Новая Шульба, Бородулихинского района, Абайской области. Фото Р. Новгородова.

Диалектные тексты на настенных панно казахстанских немцев – яркое доказательство народного происхождения этого вида художественного творчества и отпечаток речевого своеобразия их авторов.

Игорь Нидерер

Поделиться