Глава немецкого этнокультурного объединения Кокпектинского района Елена Сихварт отмечена благодарностью Председателя Сената Парламента РК Маулена Ашимбаева в честь 30-летия Независимости РК за активную депутатскую деятельность и весомый вклад в социально-экономическое развитие региона. Потомок крымских меннонитов, лидер, она, как никто другой, осознаёт значимость суверенитета.

Наша героиня родилась в селе Самарское Кокпектинского (ранее Самарского) района ВКО. Отец – Павел Абрамович Дик – был из семьи крымских меннонитов, судьба которой похожа на судьбы миллионов немецких семей. Гонимые суровым ветром советской действительности, они подолгу нигде не задерживались. Когда появилась возможность помочь семье материально, как старший, приехал сюда на целину. Это дало возможность брату и сестре получить высшее образование. Был шофёром, потом механиком, затем начальником гаража. Мама работала здесь же главным диспетчером.

– Когда мне было года четыре, случайно услышала разговор родителей, – вспоминает Елена Сихварт. – Мама не хотела больше детей. И я поняла, что могу остаться одна. Читала к тому времени я уже хорошо. И вот каждый день я вставала на табуреточку и жалостливо читала родителям свою любимую Агнию Барто: «Я одна ничья сестра, Цапнул кот меня вчера. Что ж, меня кусай, царапай… Я одна у мамы с папой…».

В финале обязательно пускала слезу.

И моя декламация победила! Когда отец сказал, что я могу выбирать имя для братика или сестрёнки, выбрала не раздумывая – Таня или Вова. Прошли годы. У меня есть сестра Таня и муж Володя.

Елена Сихварт говорит, что в семье господствовал культ знаний. Отец учился сам. Заставлял читать дочь. Классику – отечественную и зарубежную. Неудивительно, что школьную программу она освоила раньше одноклассников.

– Мы с отцом разговаривали о книгах – вот что было, пожалуй, главным, – отмечает собеседница. – Помню, каким стимулом были для меня его слова: «Мне с тобой неинтересно». Я читала, потому что мне не хотелось быть ему неинтересной. Не знаю, как получилось, но детская память сохранила только отца. Мама была всегда занята – работа, дом. Отец учил меня подметать пол, вместе с ним мы шили мне фартук. Когда мне исполнилось шесть лет, на день рождения мне подарили пианино. В папиной семье все женщины умели играть. Когда он уже тяжело болел, его диван пододвинули вплотную к инструменту, и мы вместе учили Шопена. Если я фальшивила, папа поправлял.

Ещё в семье Дик был культ бабушки. Она жила у сестры отца тёти Ани во Фрунзе. Но часто приезжала в гости. Елену с сестрёнкой сразу после последнего звонка до конца августа отправляли туда. В семье разговаривали только по-немецки, там царила вера в Бога. Перед каждым приёмом пищи бабушка читала рукописную Библию, которая перешла к ней от её мамы. Дети по очереди читали вслух молитву. Взрослые про себя. По воскресеньям обязательно посещали церковь. И ничто не могло нарушить заведённого порядка! Когда отцу стало совсем плохо, бабушка увезла его во Фрунзе. Тогда мне казалось, что он просто приболел и обязательно выздоровеет. Когда же его не стало, мир рухнул. Я училась в седьмом классе. Моя прежняя жизнь – весёлая и беззаботная Атлантида – медленно уходила под воду. В моей маленькой счастливой вселенной случился взрыв. И я поменяла всё в своей жизни. Плюсы на минусы. Бросила учить немецкий, попыталась уйти из музыкальной школы, но мама не дала. Мне казалось, что папа не имел права меня бросать. Одну. Детский эгоизм, помноженный на переходный возраст.

Каждое лето по-прежнему проводили у бабушки. Внешне, казалось, ничего не изменилось. Только тетя Анна занималась с Еленой уже не немецким языком, а английским. Но вместо того чтобы поступать в институт иностранных языков, как было решено на семейном совете, девушка пошла в библиотечный техникум! Считала, что умение находить нужную книгу или информацию обязательно пригодится в жизни. И никогда об этом не пожалела. Техникум раскрыл в нашей героине что-то новое. Именно здесь она начала петь, читать стихи. Когда в канун 30-летия Великой Победы был объявлен Всесоюзный конкурс чтецов, именно Елену отправили от техникума. Она дошла до республики, заняв почётное пятое место.

Тогда же Елену пригласили работать на телестудию в отдел новостей. Но это было не её поприще. Бросила, вернулась домой. Затем молодого специалиста направили в библиотеку за 80 км от Самарки. Где-то в глубине тлела обида: «С красным дипломом после стажировки в самой библиотеке Салтыкова-Щедрина в Ленинграде и в глухую
деревню?»

А теперь Елена благодарна судьбе, потому что именно здесь она встретила своего Владимира, тоже из семьи депортированных немцев. Он стал не только мужем, но и лучшим другом. Пара вместе 45 лет!

– С улыбкой вспоминаю прошлое, – говорит Елена. – Поступила в институт культуры в Барнауле. К 30-летию Володи у нас появился сын Павлик. Затем вернулись в родную деревню. Работала в детской библиотеке. Через какое-то время пригласили в отдел пропаганды райкома партии. Затем стала самой молодой заведующей районным отделом культуры Самарского района. Мне было тогда 26 лет. Очень помогло знакомство с Николаем Алексеевичем Зайцевым. Он был членом коллегии Управления культуры и ещё только вынашивал планы своего музея под открытым небом.

Когда в конце 80-х Министерство культуры СССР обратило внимание, что руководителям зачастую не хватает знаний, объявили конкурс рефератов, дипломов. Тех, кто его прошёл, пригласили в Москву, в институт культуры для получения второго высшего образования.

– Во время учёбы нам старались дать всё самое лучшее. Почти все преподаватели были приглашёнными. Из Плехановки читали экономику и менеджмент. Из консерватории – историю музыки. Из МГИМО – этикет. Была возможность посещать любой театр или выставку. Это было интересное время! После окончания поступила в заочную аспирантуру и даже выбрала тему для защиты: «Взаимопроникновение и взаимообогащение культур в Казахстане». Но лихие 90-е, когда в одночасье исчезла великая страна и рушились судьбы, внесли свои коррективы, – вспоминает Е. Сихварт.

В 1997 году, когда Самарский район был упразднён, Елена перешла директором центральной библиотеки. Тихая, спокойная жизнь была ей не по душе, начала работать в различных социальных проектах – с особенными детьми, пожилыми. Ломала стереотип, образ тихой библиотеки. Была и председателем Совета общественности района, и депутатом V-VI созывов, а также возглавляла постоянную комиссию по вопросам социальной защиты населения. За заслуги перед Родиной отмечена медалью «Ерен еңбегі үшін», а также юбилейными медалями, грамотами министра культуры, акима области. Последняя – от Председателя Сената Парламента РК.

– Сегодня мы восстанавливаем историю немцев нашего района, – подчёркивает Елена. – Немцы появились здесь в 1941 году, когда их на пароходах везли до Семипалатинска, а затем распределяли по местам. Многие из старожилов до сих пор помнят, как жили под надзором комендатуры и не мечтали, что наступят времена, когда можно будет дать детям и внукам хорошее образование, занять должность на госслужбе. Все вместе они выстояли. При этом большинство оставшихся сегодня отчетливо понимают, что лучше там, где ты родился и вырос. Многие семьи так и остались жить на казахской земле, считая её своей родиной.

Примечательно, что в декабре 1989 года состоялась первая районная конференция немцев, которая избрала делегатов на областную. Е. Сихварт была в их числе. В это же время в Самарском при Доме культуры создали фольклорный ансамбль «Hoffnung». Самарчане до сих пор помнят его искромётные выступления. Нынешний состав – это в основном пенсионеры, которые часто видятся в Центре встреч при «Wiedergeburt».
К слову, клуб располагается в необычном месте – доме на двух хозяев, в котором живёт семья Елены: в одной половине – она с мужем, в другой, где раньше жили её «три свекрови» – мать Владимира и его две тёти – оборудовали музей. Там уже стоит украшенная ёлка, проходят мастер-классы по изготовлению рождественских атрибутов.

– Но только сегодня происходит понимание того, что произошло, – отмечает Е. Сихварт. – Отрыв от религии, вековых традиций. Утрата родного языка, национального инстинкта самосохранения. Об этом много говорили на последней конференции немцев в ноябре. О том, что нам всем вместе надо исправлять. Срочно. Не откладывая в долгий ящик. Ради наших детей и внуков. Однажды в детстве отец на мой стол пришпилил бумажку, на которой крупными буквами написал: «Посеешь поступок – пожнёшь привычку, посеешь привычку – пожнёшь характер, посеешь характер – пожнёшь судьбу». Вот такое воспитание причинно-следственной связи. Только сейчас по-настоящему поняла, что всё в моей жизни действительно взаимосвязано – одно вытекает из другого, а другое из третьего.

Елена Пашке

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here