Реклама

Известный казахстанский триатлонист и Заслуженный мастер спорта Дмитрий Гааг говорить о себе не любит. Несмотря на всю свою внешнюю харизматичность, спортсмен называет себя «скромным волком-одиночкой» и ведёт довольно неприметный образ жизни. Тем не менее, для нас он сделал исключение и, отвлекшись на время от тренировок, побеседовал о силе мужского характера, брутальных победах, перипетиях спортивной борьбы и, конечно, о любимом городе.

— Караганда… Как много в этом слове, не правда ли?

— Правда, очень много.

— Что для вас значит родной город?

— Там я родился, жил, получил образование. Караганда сделала меня знаменитым спортсменом. Она закалила мою волю и характер, заложила, так сказать, жизненную базу для реализации в будущем. Караганда — это родители, родственники, друзья. Туда я приезжаю всегда с огромным удовольствием.

— С чего началась ваша спортивная карьера и почему выбор пал именно на триатлон?

— А началось всё с того, что в семь лет я увлекся плаванием, причем, так, что посвятил этому виду спорта лет десять. В школе, в Караганде, даже учился в специальном классе по плаванию. Это было с 3 по 7 классы. Потом был в интернате, а затем меня взяли в центр Олимпийской подготовки в Темиртау. Но, увы, больших побед и результатов я не добился.

В то время был замечательный вид спорта — военно-прикладное многоборье ДОСААФ, перешёл туда. Очень понравилось, сразу пошли достижения. Выполнил мастера спорта, и в Москве заметили мои довольно приличные данные для современного пятиборья: я хорошо плавал и бегал. И, видимо, решили, что я буду неплохо смотреться на коне, в стрельбе из лука и в фехтовании. Пригласили на просмотр.

На дворе стоял декабрь 1989 года, мне было 19 лет, и я попал сразу в сборную СССР. Но, к сожалению, что-то пошло не так по техническим причинам — с фехтованием у меня возникли трудности. Ростом я не настолько высок, чтобы хорошо фехтовать. С конем тоже как-то не совсем ладилось… В итоге в 1991 году я впервые увидел триатлон.

— И сердце замерло в груди?

— Да, это была любовь с первого взгляда. По-моему, проходил чемпионат СССР, а может, московский старт — точно не помню. Это был очень динамичный, зрелищный вид, с переходами. Я буквально загорелся желанием, подумал, что в современном пятиборье ещё долго буду учиться фехтовать и т. д. А триатлон — циклический вид спорта. Надо было добавить только велосипед. И я посчитал, что, наверное, будет лучше, если пойду на триатлон. И буквально в тот же год, потренировавшись всего несколько месяцев, выиграл кубок СССР. В 1992 году я уже взял в Японии «Астромэн» — это был первый мой международный старт. Дистанция состояла из плавания — 2,5 км, велосипеда — 108 км и бега — 28 км. Среди трёх тысяч участников я занял первое место.

— Причем, у второго вы выиграли целых 17 минут. Это потрясающе! Кстати, любовь к спорту у вас в крови?

— Скорее всего, да. В детстве дома я практически не сидел. Любил играть в футбол, катался на велосипеде, увлекался многими видами спорта. Собирал карточки, вырезки из журналов с постерами звёзд. Спасибо моей маме, что у меня хорошие природные данные: очень высокий гемоглобин, например, что важно в спорте. Мама также занималась и коньками, и плаванием. Брат перепробовал немало видов спорта, правда, не пошёл дальше.

— Откуда родом ваши предки, как они попали в Казахстан?

— По линии отца бабушку с семьёй депортировали в 1941 году из Саратова в Казахстан, в Целиноград. Моему папе тогда было года четыре, не больше. А со стороны мамы случилась другая история: в 1930-х годах во время раскулачивания ее родственников выслали в Караганду, где она и родилась.

— Завершив спортивную карьеру, вы уехали жить в Санкт-Петербург. Почему?

— У меня тогда были довольно амбициозные планы по подготовке спортсменов на пьедестал. Хотелось, чтобы они стояли на них на чемпионатах Европы, мира, на Олимпийских играх. Я был в спорте, знал, где и какие спортсмены на тот момент лучше. Поэтому Санкт-Петербург выбрал неслучайно. Плюс именно в то время был непродолжительный кризис со спортсменами, то есть старшие ушли, набрали новых. Произошла маленькая перезагрузка, необходимо было время, чтобы воспитать молодежь. И мне хотелось ворваться в элиту в качестве тренера.

— В чем плюсы и минусы тренерской работы?

— Когда твои ученики побеждают, поднимаются на пьедестал, ты получаешь сумасшедшее удовольствие, как будто выиграл сам. Это, наверное, главный из положительных моментов. Есть, конечно, и минусы, например, плохие результаты. Начинаешь после этого более ответственно подходить к тренировочному процессу: приходится всё время развиваться, узнавать что-то новое, экспериментировать. Ведь достижения твоего подопечного — это итог твоей работы.

— Переживаете во время соревнований?

— Очень. Легче самому пройти гонку, чем смотреть на нее со стороны. Ещё из минусов — нехватка времени для общения с семьёй, потому что постоянные сборы, соревнования, переезды, гостиницы…

— В одном из интервью вы сказали: «Мир спорта стал очень жестоким. Поэтому надо относиться ко всему очень внимательно и доверять можно только себе». Ваше мнение не поменялось?

— Да, в спорте есть такое: могут и в еду подсыпать, и подлить незаметно что-нибудь. Бывают и другие нюансы: приспустят шины на велосипеде, открутят гаечку или ослабят тросик, чтоб он порвался. В кроссовок камушки могут подкинуть — тоже очень часто случается.

— Как на войне?

— Да, все методы хороши. Надо неусыпно следить и ничего без присмотра не оставлять. Приведу случай, который произошел в 2012 году, когда я отбирался в Лондон на последнем старте в Китае. Мне было достаточно занять лишь пятое место, и я автоматически попадал на Олимпиаду. А китайцу нужно было первое. В общем, китайцы, как говорится, всеми правдами и неправдами хотели не допустить меня к этому старту. Сначала мне не давали приглашение на визу. Потом придумали, что я не подтвердил участие. Затем моя экипировка им не понравилась, якобы она не соответствовала. А я всегда в ней выступал на Кубках мира. В итоге, ничего у них не вышло, и они решили поставить двух китайцев, которые меня задержали на плавательном сегменте. Держали за руки, за туловище, не давали плыть и выбили меня из борьбы. Вот такое бывает очень неспортивное поведение.

— Несколько лет назад в Алматы открылась школа триатлона имени Дмитрия Гаага. Расскажите подробнее о ней.

— Эта идея пришла обоюдно и мне, и моей знакомой Елене Кун — она как раз работала на триатлоне в Алматы, на той самой арене, где и существует сейчас наша школа. Тогда, в 2017 году, в Казахстане прошла Универсиада, и после неё остались спортплощадки.

«Алматы Арена» — дворец спорта и культуры в Алматы — это шикарное место для занятий триатлоном, где есть закрытая территория, на которой можно кататься и осваивать велосипед детям от шести лет и старше, потому что на трассу опасно выезжать, да и запрещается. Более талантливые ребята у нас занимаются бесплатно, остальные — на платной основе. Но каждые полгода в школе проходит тестирование, и если заметен значительный прогресс при выполнении норматива, то спортсмен попадает на бесплатное обучение.

Эту школу мы открыли не для обогащения, а для пропаганды здорового образа жизни. Потому что необходимо повышать физическую активность населения. Ну, и хотелось поделиться своим опытом, дать какие-то знания.

— Как в школе проходят тренировки?

— Пять раз в неделю, продолжительностью полтора-два часа. Территорию и помещение для школы нам предоставили бесплатно. Честно говоря, это очень большой плюс — мы благодарны за это руководству «Алматы Арена» в лице Сергея Леонидовича Апенко. Зимой тренировки проходят в зале. Двое ребят, занимавшихся в нашей школе, сейчас тренируются уже в сборной города Алматы. В нашей копилке — огромное количество медалей не только республиканских соревнований, но и мировой серии. Тренеры замечательные, чемпионы Азии.

— С чего начинать юным спортсменам, если они захотят пойти по вашим стопам?

— Начинать надо всё-таки с плавания, с 6-7 лет, можно в нашей школе триатлона. Думаю, что прежде всего должен быть хороший тренер, который заложит в детстве к спорту любовь, а не отвращение. Плавание в сочетании с триатлоном — вот с этого необходимо и начинать.

— Немецкий писатель Мария Эрих Ремарк утверждал: «Чем меньше у человека самолюбия, тем большего он стоит». Вы согласны?

— Скажу сразу, что не согласен. Во-первых, у Ремарка судьба была тяжёлая: пришлось преодолеть много ужасов, включая войну. Поэтому у него на жизнь были взгляды совсем иные. Это его тезисы и его право. Во-вторых, без самолюбия, я считаю, в жизни ничего не добьешься. Самолюбие обязательно должно быть.

— Как вы можете охарактеризовать себя в нескольких словах?

— Если честно, я про себя не люблю говорить. Стараюсь не «якать», не говорю, что чемпион мира и, мол, что-то заслужил. Я — скромный волк-одиночка и сам себе на уме…

— Что ж, было приятно пообщаться. Спасибо за интервью.

Интервью: Марина Ангальдт

Добавить комментарий