Реклама

Романтическая любовь к кино и театру негасимо горит в сердце Владимира Стеклова уже много лет. Обладающий невероятным талантом перевоплощения и сценическим мастерством, он уверен, что этой любви подвластно всё.

— Карагандинцы гордятся тем, что вы, известный актер, Заслуженный артист РСФСР и Народный артист России, родились в их городе…

— К сожалению, я бываю в Караганде не такчасто, как хотелось бы, но я знаю, что жители этого города ко мне относятся очень тепло. И я благодарен им за это. К тому же, в Караганде проживают мои родственники по папе: сестра Алла и племянница. Я их люблю, помню и по ним скучаю.

— Ваш отец, Александр Густавович Финзеляу, был родом с Поволжья — туда его предки в своё время переехали из Пруссии. Расскажите, как он оказался в шахтерской Караганде?

— Мама не была официально женой моего папы, поэтому у меня в метрическом свидетельстве в графе «отец» стоит прочерк. Я знаю о нём только то, что мне рассказывала мама в детстве, а затем брат и сестра, с которыми я познакомился позднее. Не так давно я попросил один телевизионный канал, у которого есть программа «ДНК», помочь мне разыскать историю моей семьи со стороны отца, то есть, как его родственники оказались в Караганде и прочее. Сейчас эта работа ведётся, и более точными сведениями я просто не располагаю.

— Говорят, вы любите чистоту и порядок, пунктуальны и в какой-то мере даже педантичны.

— Я думаю, что эти качества мне передались от папы. Я не просто их замечаю, я о них знаю. И очень этому обстоятельству рад.

— Одной из первых ваших работ была роль князя Мышкина в «Идиоте» Ф.М. Достоевского в Камчатском театре драмы и комедии. Нередко критики сравнивают его с Христом: это образ человека, достигшего высшей нравственной зрелости. Князь Мышкин утверждал: «Сострадание есть главный и, может быть, единственный закон бытия всего человечества». Так ли это, на ваш взгляд? Как вы относитесь к смирению, всепрощению, любви и жалости к людям?

— Это христианские постулаты, я к ним отношусь с пониманием. Но всё-таки хочется уточнить, что это Новый Завет, а в Ветхом сказано несколько иначе: не подставь другую щёку, а око за око. Всё претерпевает разные нравственные и моральные изменения, толкования, а порой крайне кардинальные. Что касается Льва Николаевича Мышкина, то я не думаю, что Достоевский ставил своей целью написать некий земной облик Христа. Скорее всего, это действительно человек с повышенным болевым порогом. И именно это свойство позволяло сносить ему какие-то обиды, насмешки, а иногда и совершенно агрессивные проявления в свой адрес. Мышкин не сразу понимал, почему, а главное, за что к нему так относятся, следовательно, реагировал немного иначе, чем обычные люди. Не надо забывать, что он свои детство и юность провёл немного в иной среде. Ему было 28 лет, когда он попал в Россию — это был уже зрелый, сформировавшийся человек. Видимо, весь его жизненный опыт опирался исключительно на литературу, которую он читал и откуда черпал свои знания. А когда Мышкин попал в Россию, то все эти страсти на него тут же опрокинулись, и в итоге его психика просто не выдержала, и он сошёл с ума. Но не потому, что Лев Николаевич изначально был не от мира сего, просто он рос в совершенно иной атмосфере. Это был, прежде всего, живой человек, и мне интересно в нём видеть именно это, нежели рядить в белые одежды и восклицать: «Смотрите, у него нимб над головой!»

— Приходилось ли вам переступать через свои принципы?

— Да, приходилось. Это нелегко, это сложно. Но я ещё раз говорю, что эволюция, в том числе человеческого сознания и характера, несёт свои определенные знаковые изменения в меру разных причин. В определенном возрасте мы воспринимаем многое одним образом, а потом — другим: взрослеешь и становишься иным — кто говорит «мудрее». Жизненный багаж и опыт с годами тебя кардинально меняют. Поэтому утверждать, что ты всегда один и тот же, неверно. Как говорится в нашей профессии: на многое способен «человеческий материал» в минуты роковые…

— Какова доля удачи и везения в актерской профессии?

— Говорят, что терпение и труд всё перетрут, — ну да, наверное. И Нина Заречная в «Чайке» утверждала: «Неси свой крест и веруй», — вера тебе поможет. Но это трудно, а порой и непосильно. Поэтому я думаю, что госпожа Удача, везение и стечение обстоятельств в нужное время и в нужном месте очень важны. Примеры судеб многих людей говорят нам о том, что, если бы не везение, всё могло быть иначе. Удача имеет огромное значение.

— Верно ли утверждение: чтобы вжиться в роль, актер должен научиться мыслить, как его персонаж?

— На самом деле, хорошо бы ещё знать и выстроить биографию персонажа. Раньше этому учили, не знаю, как сейчас. Попытаться это сделать, чтобы понять, как тот или иной герой пришел к своей жизни, с чего у него всё начиналось, как развивалось и что творилось в тот момент, когда ты с ним соприкоснулся. При этом неважно, кто он: собака, прапорщик или начинающий пират. Наверное, только Азазелло стоит особняком, потому что это инфернальная сущность, а остальные — из плоти и крови… А потом уже можно дофантазировать и домыслить. Но сначала изучить биографию и поступки, прежде чем выйти на съёмочную площадку или на сцену. Потому что человек — это его поступки, особенно это касается мужчин. Мужчины — это не слова, это поступки.

— В фильме «Разрывая замкнутый круг» из киноэпопеи «Путь лидера» о жизни и нелегких трудовых буднях Первого Президента Казахстана Нурсултана Назарбаева вам досталась роль директора завода Олега Ивановича Тищенко. Какие впечатления у вас остались от съёмок картины?

— Самые прекрасные. Во-первых, то, что я попал в Караганду, хотя мы начинали снимать в Москве, — это само по себе было прекрасно. Да и атмосфера съёмок, и люди, которые работали в этом проекте, были необыкновенно хорошо расположены ко мне. И я к ним тоже. Во-вторых, впечатления от поездки в Караганду, Темиртау и Алматы для меня стали незабываемыми. Хотя до этого, конечно, я был с гастролями и спектаклями по всему Казахстану, за исключением, наверное, Темиртау, но вот именно съёмки фильма «Разрывая замкнутый круг» стали потрясающими. Прежде всего, потому что я оказался в родном городе. В-третьих, я проживал в той самой гостинице, где останавливались первые советские космонавты после приземления в Жезказгане. Для меня это оказалось очень памятно и знаково, потому что в свое время я был на Байконуре, провожал 28-ую экспедицию на станцию «Мир», поскольку номинально считался участником экспедиции. Но мой полёт не состоялся.

— Да, писали, что вы проходили подготовку к полёту в космос в качестве коммерческого гостя для съёмки фильма по мотивам романа Чингиза Айтматова «Тавро Кассандры». Однако подвело недостаточное финансирование…

— К сожалению. Поэтому для меня так было здорово оказаться в гостинице, где проживали известные космонавты. И не только я был впечатлен этим фактом, но и Саша Рапопорт, и Валя Гафт, и Женя Сидихин, которые тоже играли в фильме. Мы с огромным удовольствием, хотя у всех уже достаточно значительный кинематографический багаж, вспоминаем этот период. Говорю совершенно честно и без лести… В посольстве мне, правда, говорили, что подарят книгу, подписанную Нурсултаном Абишевичем, но это по каким-то причинам не состоялось. Но, думаю, не состоялось пока…

— Рустем Абдрашев, режиссёр-постановщик фильма «Разрывая замкнутый круг», охарактеризовал своё детище как «очень мужскую историю». Согласны ли вы с ним?

— Думаю, да. Главный герой картины — мужчина в полном понимании этого слова, прирожденный лидер. В фильме показано, как он становится таковым. Это мы сегодня смотрим картину и уже знаем, о ком идёт речь. Но представьте, что мы рассматриваем на экране неизвестного юношу: можем ли мы предположить, что из него в будущем получится выдающийся государственный деятель? Наверное, где-то да. Потому что всё равно его поступки будут как-то выделяться и направлять нас к соответствующим выводам… Фильм, действительно, о мужчине, сделавшем себя и свою страну.

— Не так давно вы стали отцом в третий раз. Как ваша младшая дочь Арина реагирует на папу «в телевизоре»?

— Очень хорошо реагирует. Недавно она была со мной на съемочной площадке — я сейчас снимаюсь в проекте «Иван Грозный». У меня там такой грим, что сложно узнать, но, тем не менее, Арина узнаёт папу. Моё перевоплощение её не пугает, поначалу, правда, как-то настораживает, но потом раскрепощает. Вообще, у дочки неплохие актерские задатки, и она очень похожа на свою старшую сестру Агриппину, а Агриппина у нас — заслуженная артистка России.

— Как вы можете охарактеризовать себя как отца в нескольких словах?

— Думаю, что я хороший отец. Не знаю, правильный или нет, потому что одни нюансы пропускаю, а на другие могу реагировать эмоционально. Люблю читать Арине сказки перед сном. Сейчас был большой период, когда из-за пандемии все сидели под «домашним арестом», и это ещё больше сблизило нас. Она постоянно находилась со мной. Чего я не могу сказать о средней дочери Аглашке, которая видела меня очень мало. Я уезжал — она ещё спала, я приезжал — она уже спала. Это, конечно, плохо. Но с другой стороны, актерская работа, она такая!..

— Очень приятно было с вами пообщаться. Спасибо за интервью!

Интервью: Марина Ангальдт

1 КОММЕНТАРИЙ

Добавить комментарий