В своей жизни фразу «Все переменчиво в этом мире» Амалия Петровна Крузе будет слышать много раз, на разных языках и в разных республиках.

Амалия Крузе родилась в 1903 году в немецком Поволжье, там, где Тарлик впадает в Волгу. В лютеранской семье Петра Крузе было одиннадцать детей, и почти все девочки, а в Российской Империи землю наделяли только на членов семьи мужского пола. И тут случилась революция, и землю дали на каждого. Родители Амалии засеяли большую площадь зерном, но началась эпидемия тифа. И от большой и дружной семьи Крузе остались только Амалия и её младший брат. А ещё огромное засеянное поле, почти 70 гектар. Брату было около 12 лет, а ей неполных 15. Уговорами будила она братишку по утрам, чтобы обрабатывать поле. Уже шла гражданская война, рядом проходили бои. Однажды шальная пуля попала в брата, и Амалия осталась одна с засеянным полем, которое так и не смогла убрать. Её повторно настиг тиф.
Девочка всё время лежала на полу, одна в родительском доме. У неё был сильный жар и никаких сил добраться до постели. Лишь благодаря соседке Амалия выжила и в этот раз. Сердобольная женщина, единственная из всего села, приносила еду и воду, ставила на полу рядом с девочкой и сразу же уходила, чтобы не заразиться.

Любовь с первого взгляда

Спустя время в Саратове судьба свела Амалию Крузе с Иваном Матюшиным. Совершенно разные люди и по национальности и по религии – он православный, она лютеранка. Он не знал немецкого языка, а Амалия до
25 лет не понимала русской речи. Но это была любовь с первого взгляда. Иван был старше Амалии на восемь лет и уже тогда ходил в кожанке и с револьвером. Но перед Амалией робел, как мальчишка, молча водил её за руку по городским улочкам и вздыхал. А потом как-то дал ей понять, что если она не согласится выйти за него, он застрелит её, а потом и себя.
В молодой семье царили любовь и забота. Амалия не работала, была домохозяйкой. За свою совместную жизнь они исколесили весь Кавказ. Ивана Васильевича посылали в самые сложные места, и он никогда и ничего не рассказывал о своей работе. Только однажды, придя домой, бросил в печку свой партбилет с револьвером и произнес: «Правды нет и никогда не будет». Партбилет сгорел, а у револьвера обгорела деревянная ручка. За партбилет Иван Матюшин получил выговор. Револьвер почистил и вырезал новую ручку из дерева.
Амалия родила Ивану четверых детей. Но два старших сына трагически погибли в возрасте семи и десяти лет. В живых остались дочь Берта 1934 года рождения и сын Александр 1938 года.
Последним совместным местом жительства Амалии и Ивана на Кавказе стал город Баку. Амалия даже устроилась работать на фабрику по производству шёлка. В 1940 году Иван Васильевич уехал в очередную командировку и не вернулся. Его сослуживцы пришли к Амалии Петровне и сказали: «Ваш муж умер, не выдержало сердце. Где и при каких обстоятельствах похоронен – неизвестно. Вы и дальше можете проживать в этой квартире».
Началась Великая Отечественная война, линия фронта стремительно приближалась к Кавказу. В Баку начали прибывать военные и раненые. Дом, в котором проживала Амалия с детьми, передали под госпиталь, а жителей, в основном многодетные семьи, отправили в эвакуацию. В Бакинском порту их посадили на переоборудованный топливно-наливной танкер и через Каспийское море отправили в Красноводск. Путешествие растянулось на несколько дней. На танкере было более трех тысяч человек, много больных, некоторые умирали. За время движения капитан несколько раз останавливал судно, хороня умерших в море.
Переполненный эвакуированными Красноводск напоминал улей. Вновь прибывших загружали в «теплушки» и отправляли в неизвестность. Амалия предусмотрительно взяла тёплую одежду и еду, что спасло её с детьми. На полустанках она продавала вещи. Потом разжигала костерок и в маленьком котелке готовила еду. После долгих мытарств и лишений Амалия с детьми оказалась в с. Гайдуково Северо-Казахстанской области. Им выделили дом, но в нём не было стекол, а на улице уже лежал снег. Амалия, Берта и Александр пошли по деревне в поисках, где бы согреться, но никто не открыл им двери. И только на краю села их пустили в дом, где проживало несколько чеченских семей, беженцев с Кавказа. Даже пол был занят, повсюду лежали люди. Самый старший из мужчин что-то сказал на своём родном языке, и им выделили место возле печки. В Гайдуково каждый выживал как мог. Есть было нечего. Зимой ходили по полям, ковыряли замёрзшую землю, находили колоски и мороженую картошку. Варили и этим питались. Амалия поняла, что они не выживут, поэтому, как только потеплело, пешком отправились в сторону Петропавловска. Путь неблизкий, около 45 километров.
Петропавловск встретил их неласково. Середина войны – никто не хотел пускать на ночлег женщину, говорящую на ломанном русском языке с немецким акцентом. Но ей повезло, приют дала казахская школа-интернат № 5 имени Сталина. Выделили для проживания небольшую комнатку и предоставили работу технички. Счастье было недолгим, через неделю Амалию вызвали в комендатуру и объявили, что её, как немку, обязаны отправить в трудармию, а детей –
в детский дом. Амалия долго объясняла, что она вдова, муж был русским, к тому же коммунистом. Её отпустили на время, пока не придёт ответ на запрос. Какая бумага пришла, что в ней было написано, Амалии не сообщили, но разговаривали уже в другом тоне: «Извините, мы ошиблись, продолжайте жить и работать, мы вас больше не побеспокоим». Амалия Петровна продолжала трудиться, Берта и Александр учились, но материальные трудности заставили и их рано начать трудовой путь. При получении паспорта Берта сменила имя. Её запишут Верой Ивановной Матюшиной. Амалия не стала упрекать дочь, но по-прежнему называла её Бертой и дома разговаривала с детьми на немецком языке. Александр прекрасно говорил на казахском,
общаясь с местным населением.
Амалия Петровна прожила 92 года. Её жизненная история соткана из трагических событий, большой любви, трудолюбия, милосердия и оптимизма. До конца своих дней она будет считать, что Бог ей дал ангела-хранителя в образе Ивана Васильевича, который даже после смерти смог защитить своих любимых от трудармии и детского дома. Уже давно закончили земной путь герои этой истории. Но осталась память. Её хранит внук – Александр Николаевич Резников. От всех потомков Амалии Петровны он выражает искренние слова благодарности всем, кто помогал его бабушке, маме и дяде в трудные времена.
А я благодарю Александра Николаевича за то, что история его семьи подвигла меня изучить историю первой в Петропавловске казахской школы-интерната. Вероятно, что принимала на работу Амалию Петровну директор Нагима Сарсенова (1941-1943), отличник образования КазССР, награждённая орденами «Трудового Красного Знамени» и «Знак Почета». В следующем году школа отметит 95 лет со дня образования. Надеемся, что юное поколение не забудет основателей школы, вдохновляясь примером ее директора, преподавателей и известных выпускников.

Валентина Корнева, заместитель председателя ОО «Северо-Казахстанский областной польский культурный центр «Коперник»