Разрешение от комендатуры на учёбу я всё же получила, правда, с опозданием, но я была готова к экзаменам и сдала их на «4» и «5», тем самым обеспечив себе стипендию. Большая поддержка у меня была: в первый же день сдачи экзаменов я возле аудитории встретилась с очень симпатичной и скромной девушкой и решила её спросить, как она чувствует себя перед написанием диктанта на русском языке. Она ответила: неплохо. Она действительно была хорошо подготовлена. Я ей честно сказала, что экзамены мне обязательно надо сдать и не ниже, чем на «4», иначе я не буду иметь возможности учиться – не будет стипендии. Я, видно, ей понравилась, и она предложила сесть за одну парту (хотя варианты были разные). Это придало мне смелости, и я действительно написала на «4». Одну или две запятые она мне подсказала. Остальные предметы я сдала уже увереннее.

/Ирина Штаух: «Музыка сопровождала меня всю жизнь». /

Продолжение. Начало в предыдущем номере.

Эту девушку звали Нина Мартемьянова – и с ней мы подружились на всю жизнь. Все годы учёбы мы поддерживали друг друга, после окончания техникума взяли назначение на машиностроительный завод по выпуску горно-шахтного оборудования и комбайнов для добычи угля в город Копейске Челябинской области. Жили вместе в общежитии, работали вместе в техбюро. Это здорово иметь подругу, дорогого человека на всю жизнь. Сейчас она проживает в городе Тольятти.

На этом машиностроительном заводе имени С.М. Кирова я и проработала с сентября 1952 по апрель 1992 года 13 лет: с 1952 по 1963 год как инженер-технолог в цехе, а с 1964 года — 27 лет — инженером-конструктором. В 1956 году я вышла замуж. Родила сына, потом дочь, и в настоящее время мы имеем двух внуков и двух внучек.

В общей сложности я проработала на заводе 40 лет. Свою работу я любила. Она была не в тягость, а отдых в радость. Я чувствовала себя на заводе прекрасно, и всю жизнь шла очень охотно на работу. С первого дня я включилась в общественную и спортивную жизнь завода. Более 35 лет параллельно работе преподавала специальные предметы в УКК (учебном комбинате); сама часто ездила на курсы повышения квалификации. Спорт тоже для меня был важен, и я многие годы защищала честь завода по разным видам спорта (лёгкая атлетика, волейбол, лыжи, коньки, стрельба) в общем многоборье и даже занимала призовые места.

Увлечение петь

В самодеятельность, которая тоже была нужна, я записалась одной из первых – в хор. Через несколько лет хор инженерного корпуса получил название «народный». Время шло. Музыка сопровождала меня всю жизнь – и в трудные, и в весёлые времена.

Наверное, моя активность объяснялась тем, что моё детство было испорчено войной и трудными послевоенными годами, но всегда было желание как можно больше знать и делать, и поэтому я успевала хотя бы «крылом задеть» всё это, как поётся в песне. Что ещё возможно было наверстать, я пыталась делать, и от всего, что мне удалось ещё «догнать» и «нагнать», я получала большую радость и удовлетворение.

Я даже не могла после достижения пенсионного возраста решиться уйти с завода. И только когда моё увлечение петь в ансамбле «Кристалл» стало большим и появилась возможность немного увидеть мир за счёт наших концертов, куда нас приглашали (а приглашений было немало), я достаточно легко рассталась с работой и заводом. Моё новое увлечение, частые встречи с новыми и интересными людьми дополнили и расширили мои интересы. Я увлеклась новой и тоже интересной жизнью – пением. Спасибо судьбе и всем, кто мне в этом помогал.

В ансамбль народной немецкой музыки «Кристалл» я попала по приглашению его руководителя Альберта Ивановича Бернса. Его задумка создать немецкий ансамбль началась с возрождением национальных культур и с наступлением потепления по отношению к советским немцам в 1987 году. С большим трудом удалось страстному пропагандисту немецкого фольклора Альберту Ивановичу собрать энтузиастов самодеятельной сцены, умеющих играть на различных инструментах, а также по крупицам подбирать репертуар. И всё же ансамбль был создан. Первое его выступление было в 1987 году в деревне Добринка Саратовской области, которую 225 лет назад заселили первые поволжские немцы. Жители Поволжья тепло встречали самодеятельных артистов. Это было выступление вместе с артистами Немецкого драмтеатра.

Название ансамбля «Кристалл» было дано как показатель различных граней национального творчества.

После гастролей Альберт Иванович продолжал собирать по крупицам немецкий фольклор. Ему помогали Иван Иванович Менгель, Роберт Иванович Шнейдер, Александр Александр Шрейдер и другие. Они были музыканты, но требовались ещё солисты, знающие немецкий язык и имеющие желание петь. Первый солист был Менгель. И тут-то Бернс вышел на меня, так как наш хор инженерного корпуса был уже известен. Это известие-приглашение участвовать в немецком ансамбле мне принёс мой сын, который занимался у А.И.Бернса в эстрадном ансамбле. Я думала над этим предложением две недели, а сыну сказала: «Сынок, поздно уже в моём возрасте выходить на сцену. Поезд ушёл. Сцена для молодых». Он второй раз напомнил мне об этом предложении. И я решила пойти послушать ансамбль. Музыка мне понравилась, но что им нужны солисты для исполнения немецких народных песен – это тоже было ясно.

Выход на сцену

В конце февраля 1990 года ребята как раз готовились к поездке в Алма-Ату, куда их пригласил Немецкий драмтеатр для участия в большом фестивале, посвящённом 10-летию воссоздания театра. И Альберт Иванович упросил меня съездить с ними, но для этого надо было подготовить некоторые песни. Это мы совместно и сделали. Ансамбль был маленький, но прочный и слаженный. Репертуар составлялся всеми.

И вот я решилась выйти на сцену с микрофоном – до этого я пела только в хоре. Мои руки так дрожали, но уже после первой песни «Morgen will mein Schatz verreisen» я стала успокаиваться, потому что публика была отличная – и я решилась ещё и на тирольские песни. Это было воспринято на «бис». И без ложной скромности можно сказать, что наш «Кристалл» был признан одним из лучших коллективов на этом фестивале. После выступления в Алма-Ате и окружающих сёлах мы стали получать больше и больше приглашений. Последующие выступления были на всех фестивалях немецкой культуры, начиная со II Фестиваля самодеятельного немецкого творчества в октябре того же 1990 года.

За небольшой срок работы ансамбль «Кристалл» добился поразительных результатов. Об этом ярко свидетельствовали восторженные заметки поклонников немецкого фольклора в газетах «Фройндшафт», «Нойес Лебен» и местных копейских газет.
В начале июня 1992 года мы съездили на гастроли в Германию – нас пригласило Землячество российских немцев-переселенцев на свою раз в два года проводящуюся встречу в Штуттгарте. Но затем в 1992-1993 гг. наш ансамбль распался по причине того, что некоторые из его членов получили вызовы на постоянное проживание в Германии и покинули нас. Кстати, в настоящее время все до одного члены нашего бывшего ансамбля «Кристалл» проживают в Германии. Но и с 1993 по 1996 год включительно я продолжала работать, т.е. давала концерты во многих городах (Калининград, Ленинград, Микачёво) и сёлах России и СНГ при поддержке и опеке Международного центра немецкой культуры города Москвы, которым руководил и руководит Генрих Мартенс. За это время мне аккомпонировали разные музыканты. Особенно запомнился и часто вспоминается подмосковный духовой оркестр под руководством дирижёра Владимира Каутера.

Имела счастье побывать с гастролями в Дании и Словакии. Приём был отличный. Мой последний концерт перед переездом в Германию состоялся 25-го декабря 1996 года – это был Рождественский концерт, а 29-го я была уже в Берлине. Первые пару месяцев были напряжёнными, приходилось много заниматься бумагами, а уже в марте 1997 года я познакомилась с существующим коллективом переселенцев INA.

И снова к музыке

А дело было так: я уже не рассчитывала продолжать петь, но побывав одно время в лагере и постепенно познакомившись с жизнью в Германии, я почувствовала, что меня снова тянет к музыке. И когда мне подсказали, куда можно пойти, где встречаются друг с другом люди, приехавшие из России и СНГ, из своего вечного любопытства я и пошла по названному адресу «Boxhagener Straße 18» (ансамбль INA), где и встретила людей, которые уже знали меня по моим выступлениям в России. И я поняла, что мне снова надо включаться, что песни и музыка помогут нашим людям легче вживаться в новое общество.

Итак, первый коллектив, который называется INA, был и останется первым звеном моего увлечения музыкой в Германии. Я по-прежнему пою, где в этом бывает нужда, где меня принимают и где мы взаимно вместе с нашей публикой получаем удовольствие.
INA — это хор и инструментальная группа из четырёх человек: Артур Беккер – домбра, Валерий Игнатенко – аккордеон, Александр Гартман – альт-балалайка, Роман Карастан – бас-балалайка.

В год хор и ансамбль дают примерно 70-80 концертов. Мы облегчаем интегрирование переселенцев, мы вспоминаем те песни и ту часть немецкой культуры, которая и тут уже частично забыта. Но мы поём и русские песни, потому что и немцы их любят. Мы постоянно обновляем свой репертуар и всегда имеем много приглашений.

Прошло уже более десяти лет с той поры, как я вышла на сцену, но я по-прежнему ищу и готовлю новый репертуар. Кроме народных песен я с большим удовольствием пою шлягеры и притом чувствую, что сама получаю от этого большое удовольствие и слушатели принимают их хорошо.

Меня часто спрашивают, где и как можно приобрести аудиокассеты или CD. На этот вопрос я отвечаю прямо: такой возможности у меня не было и нет – нет ни одной аудиокассеты и ни одного выпущенного CD. Я только могу давать душевные концерты – как с музыкальным сопровождением, так и без него. Видно, это моя дорога и я по ней иду и так и живу. Общение со зрителями – это моя жизнь. Я могу быть довольна, что мне ещё удалось «хотя бы крылом» коснуться музыки и искусства.

Ещё столько невиданного, а годы пролетают молниеносно. А я всё равно рвусь в бой. Я просто люблю хорошую музыку и песни независимо от того, на каком языке они поются. Что касается тирольских песен, то они доставляют огромное удовольствие возможностью исполнения «jodeln», притом с различной импровизацией, что дает чувство полной свободы.

Ирина Штаух

Поделиться