Близкий друг и соратник Герольда Бельгера Канат Тасибеков – об известном казахстанском переводчике и публицисте, поликультурализме, массовом отъезде немцев из страны и проблемах сегодняшнего образования.

– «Видно, это неизбежно – при всяком развитии то и дело наступать на собственные грабли. Пока шишек не набьешь – никакого прогресса. Все, наверное, в какой-то степени проходят через это», – утверждал Герольд Бельгер. Ваше мнение?

– Абсолютно согласен с Герольдом Карловичем и тоже считаю, что, как говорится, каждый стоит в очереди сам за себя. Есть же такая сентенция — «не ошибается тот, кто ничего не делает». Поэтому, конечно, шишки набиваются всеми, кто что-то делает, абсолютно все учатся на собственных ошибках, другого пути нет. В частности, и в языковой проблеме, внедрении трехъязычия, переходе на латиницу… У каждого государства – отдельная уникальная судьба и своя языковая ситуация. У Израиля, Чехии, Азербайджана или Малайзии, на которые часто ссылаются эксперты, своя специфика, у нас – своя. Естественно, опыт других стран важно и нужно изучать, но без фанатизма.

– Как Вы познакомились с Герольдом Карловичем?

– Я подготовил к изданию свою книгу «Ситуативный казахский» в 2011 с эпиграфом, что это мой вклад к 20-летию Независимости, но видя, какой начался к этой дате ажиотаж, отказался и, для того чтобы не быть заподозренным в желании «примазаться», выпустил её в январе 2012 года.

В книге я поделился собственным опытом изучения языка. Писал, как говорится, на одном дыхании и в творческом порыве, но не догадывался, что книга вызовет столько интереса. Буквально сразу пошли отклики от депутатов, на книгу обратил внимание Олжас Омарович Сулейменов, Мурат Мухтарович Ауэзов и другие. Первый небольшой тираж – тысяча экземпляров – разлетелся за два-три месяца. Воодушевлённый, я начал прилагать дополнительные усилия, чтобы ещё больше читателей узнали о книге. Подавал рекламу в газеты, нашёл распространителей во всех городах Казахстана.

Так вот, как-то так получалось, что в одной из газет публиковались статьи Герольда Карловича из цикла «Плетенье чепухи», и всегда моя реклама оказывалась с ними на одной странице, поэтому мне стало неудобно: наверняка, он каждый раз видел рекламу моей книги, а кто я такой – не знал, а ведь он душой болел за казахский язык, которым владел великолепно, как впрочем, и русским и немецким. Конечно, я заочно знал его, слышал о нём немало и поэтому решил «сәлем беріп шығуға» нанести ему визит вежливости: зайти, поздороваться и высказать своё почтение. Нашёл его номер телефона, созвонился и в назначенный день отправился к нему домой.

Естественно, захватил книжку, подписав: «Легендарному Герольду Бельгеру». Так и познакомились. Сразу друг другу понравились как собеседники, прекрасно и душевно поговорили.

В конце встречи Герольд Карлович сказал: «Мен саған рецензия беремін. Бірақ сен мені асықтырма». Я пришёл, честно говоря, не за рецензией, так как был новичком в «писательской тусовке» и не знал, что многие люди мечтали получить её от Герольда Бельгера.

У меня хватило ума не разубеждать его, и через какое-то время я получил отзыв, в котором Герольд Карлович отметил, что мою книгу надо издавать миллионными тиражами и она должна быть в доме каждого казахстанца. Г.К. Бельгер также написал, что название выбрано неудачно, больше подошло бы «Мир казахов» и «Малая энциклопедия казахской ментальности». В дальнейшем я выпускал книгу уже с подназванием, данным Бельгером, а его рецензию расцениваю как «бата» –благословление на писательский труд, данное мне всеказахстанским аксакалом.

– В чем был секрет таланта Герольда Бельгера, на Ваш взгляд?

– Я думаю, масштаб фигуры Бельгера нам еще предстоит оценить… Шесть лет назад мы похоронили его на мусульманском кладбище Кенсай, среди его друзей, казахских писателей, как он и завещал… Это был моральный авторитет: он никогда не гнался за званиями и наградами. Не был меркантильным. Много писал о казахах, называя их людьми широкой, как степь, души. И был по-настоящему добр. Вообще, доброта – это свойство духовно развитой, образованной личности, интеллигента. Герольд Карлович обладал высокоморальными принципами – их он придерживался в деле, а не на словах. Всё это было сопряжено с немецкой педантичностью, скрупулёзностью и прослеживалось в его текстах. Каждое слово у него должно было обязательно стоять на своём месте и нести необходимую смысловую нагрузку. Был очень требователен к себе…

– Герольд Карлович являлся поликультурной личностью и причислял себя к трём культурам: немецкой, казахской и русской. Поднимал актуальные вопросы системы образования, говорил о ее достоинствах, не скрывал недостатки. Почему на сегодняшний день трехъязычие так и не стало нормой в стране, как считаете?

– Я очень много думал над этой ситуацией – сама по себе идея прекрасна, но воплотить ее в жизнь сложно. Герольд Карлович являлся в своём роде уникумом – но ведь основная часть нашего населения моноязычна. Те люди, которые считают себя билингвами, на самом деле диглоссы, то есть в быту говорят на родном языке, а при обсуждении технологий, отвлечённых понятий и т. д. переходят на язык, на котором получили образование, в основном, на русский.

Поэтому считаю, что школы, а в особенности детские сады в Казахстане должны быть только казахскими. При этом для тех, кто хочет изучать три языка, должны быть тоже созданы все условия… Почему в школах, к примеру, третий язык именно английский, а не немецкий, японский или французский, которым, кстати, я владею?

Я проучился во Франции три года и знаю, как ревностно французы относятся к своему языку, выступают за его чистоту и борются против англицизмов. Понятно, что английский – язык международного общения, как, например, русский для постсоветского пространства. Однако если есть желающие постигать другие языки, значит, должны быть в этом плане открыты все пути.

– Не так давно в одной из социальных сетей Вы опубликовали пост, вызвавший множество откликов. Цитата оттуда: «К сожалению, немцы уехали. Это грустно. Мы потеряли очень много, я считаю. Честные, трудолюбивые и добрые люди. Немцы». С массовым отъездом этнических немцев из школ исчез и язык Шиллера и Гёте…

– Да, это так, я считаю, что отъезд немцев – это самая наша большая потеря со времени обретения Независимости. Когда-то их в Казахстане было свыше миллиона. Меня с детства окружали немцы, а немецкий язык я изучал с первого класса. Но ситуация изменилась… Думаю, что дальнейшее развитие немецкого языка в Казахстане напрямую зависит от Германии, от расширения её присутствия в стране. Причём, не только в сфере образования: открытие школ, предоставление грантов для обучения, но и в области предпринимательства. Что касается многоэтничности Казахстана, то именно в ней я вижу наше будущее. Потому что прежде всего это перенятие лучших качеств этносов друг у друга. И неважно, как мы будем потом называться: казахстанцы или казахи, а что страшного, например, в Турции все – турки, а во Франции – французы.

– «Разум – ещё не высшее в этом мире», – утверждал Томас Манн. Прав ли он был, с Вашей точки зрения?

– Очень интересный вопрос. Достаточно известная историческая личность Алихан Букейханов – государственный, политический и общественный деятель –
как-то сказал фразу, которую сейчас везде тиражируют: «Ұлтқа қызмет ету –
білімнен емес, мінезден» – «Человек служит своему народу не от того, что много знает, – это свойство характера».

Я считаю, что смысл казахского императива – Алихан Букейханов лишь озвучил народную мудрость – перекликается с выражением Томаса Манна. Только понятие характера надо рассматривать гораздо шире и глубже. Возвращаясь к теме доброты и интеллигенции, скажу: человек, не учившийся в школе, может быть гораздо мудрее, цивилизованнее и интеллигентнее, то есть на голову выше, нежели тот, у кого, предположим, три диплома о высшем образовании. Но он по своей природе жестокосердный. Ведь разум может быть и злым, может быть направлен на разрушение. А вот гуманизм, человеческая доброта идут от души, поэтому они стоят выше разума.

– Благодарю за беседу.

Справка: Канат Тасибеков – автор книг «Ситуативный казахский» (2012), Диалоги (2014), Словарь (2016), разработчик собственной методики изучения государственного языка, организатор клубов разговорного казахского языка «Мәміле».

Интервью: Марина Ангальдт.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here