«Я благодарю неравнодушных людей за отзывы, на которые ссылаюсь». Роберт Ридель.

1. Не Мамлакат

Старая потрёпанная фотография, на обороте надпись «Энгельс, 1938». Первомайский утренник в детском саду, дети в национальных костюмах. Я в костюме кавказца стою крайний справа, на мне черкесска с газырями, на поясе кинжал. Кинжал и газыри, конечно, деревянные, обёрнуты фольгой, а свой кавказский ремень дал мне поносить папа. За детьми на стене большая картина, на ней Сталин и Мамлакат, говорили воспитательницы. Только спустя много лет я узнал, что девочка на картине не Мамлакат, а Геля.

Картина повторяла известную фотографию, сделанную в Кремле в 1936 году. На ней Сталин и пятилетняя бурятская девочка Геля (Энгельсина) Маркизова, дочь наркома земледелия Бурят-Монголии (теперешней Бурятии) Ардана Маркизова. Фотографию с надписью «Сталин и Геля» напечатали в газетах, с неё сделали множество картин, плакатов, открыток, значков и даже скульптуру. Некоторые копии были с лозунгом: «Спасибо товарищу Сталину за наше счастливое детство!»

В 1937 году отца Гели арестовали, обвинили во вредительстве и через год расстреляли. Теперь получалось, что на фотографии Сталин и дочь врага народа. Допустить такое, конечно, нельзя, но и уничтожить многочисленные копии было невозможно. И прошла команда – сменить имя девочки Геля на Мамлакат. Таджикская девочка Мамлакат Нахангова действительно была, за рекордный сбор хлопка её наградили орденом Ленина. Ей было уже двенадцать лет, но на разницу в возрасте не стали обращать внимание – на постаменте скульптуры «Сталин и Геля» выбили новую надпись «Сталин и Мамлакат».

А детишкам на утреннике, конечно, было весело. Они не знали, какое у них будет детство. Не у всех, я думаю, оно будет счастливым – продолжались известные события 1937 года, через несколько лет начнётся война, а детей-немцев, вроде меня, вместе с семьёй сошлют на дальние окраины Сибири и Средней Азии.

Поделиться