Триста лет назад в Санкт-Петербурге Петр Первый открыл Кунсткамеру – первый русский музей – собрание курьезов из разных стран, которые прошли путь от частной задумки редкостей до крупного научного центра. Здесь хранились заспиртованные уродцы и младенцы, чучела заморских птиц, другие чудеса света. Словом, в фонды первого музея вошли природные редкости, книги, приборы и прочее из человеческого наследия.

Музей диковин стал предметом личного интереса Петра: император издал несколько указов, согласно которым найденные на территории России диковины должны были отправляться в новую столицу для размещения в Кунсткамере. Для укоренения таких норм и представлений должно было пройти время, поэтому Петр обращал внимание в первую очередь на внешние проявления «европеизации».

Царь увидел на берегу Невы причудливо сросшиеся сосны и задумал природный феномен оставить в личной коллекции. По другой версии император подглядел идею собрания уникальных вещей в Европе во время Великого посольства (1697–1698), где кабинеты с «кунштами» были в моде. Петр Первый, как пишет историк Василий Ключевский, проявлял заметный интерес к естественным наукам: во время того же Великого посольства он посещал анатомический театр в Лейдене, «слушал лекции профессора анатомии Рюйша и …увидав в его анатомическом кабинете превосходно препарированный труп ребенка, который улыбался как живой, не утерпел и поцеловал его». Изначально музей находился в здании Летнего дворца (тогда располагавшегося в Летнем саду), но Петр скоро задумался о том, чтобы построить отдельное здание для экспозиции. Однако не успел. В 1725 году первого русского императора не стало.

Но значение Кунсткамеры для российской культуры не ограничивается домом петровского барокко с окнами на Неву. Петр мечтал о преобразовании страны на европейский лад, о том, чтобы дворянство стало образованным и воспитанным в его понимании сословием, по своему поведению не отличимому от англичан или голландцев. Многих отпугивали представленные там ужасы. Но Кунсткамера будоражила умы как собрание удивительного. Баснописец Иван Крылов отметил в стихах «Любопытный», что «часа там три ходил» и «уж подлинно, что там чудес палата! Куда на выдумки природа даровата!». Уже с 1728 года Академия переехала в здание Кунсткамеры, а затем – в течение XIX века – из ее фондов были сформированы специальные музеи Академии наук (к примеру, Ботанический и Зоологический). В декабре 1878 года Кунсткамере присвоили ее нынешнее имя, назвав Музеем антропологии и этнографии. Это легко объяснимо: в экспозиции музея находилось много экспонатов из жизни народов других стран и континентов – от Австралии до Северной Америки. В 1903 году Кунсткамере присвоили имя Петра Великого. В советское время «Кунштов камера» стала вниманием братьев Стругацких в повести «Сказка о тройке», действие которой проходит с магическими сущностями 76-го этажа Научно-исследовательского института чародейства и волшебства (НИИ ЧАВО).

«Морской» Алматы 

В Казахстане было немало удивительного, что могло пополнить фонды Кунсткамеры. Есть в Северном Казахстане села, где при строительстве мостов через арыки использовали бивни мамонтов. Подробнее об этом вы можете прочитать в бестселлерах ориенталистов В.Радлова «О сибирских древностях» и А.Самойловича «О чудских древностях Прииртышья».

Но были предметы и экспонаты природы, которые восхищали верненцев, то бишь алматинцев. Скажем, сросшиеся вековые сосна и карагач на перекрестке улиц Фурманова и Шевченко. Правда, это было не в царствовавание Петра, а в годы строительства коммунизма. Здесь была городская усадьба Дрондиных и высокий забор прикрывал загадочное явление от посторонних. Но когда была построена автобусная остановка, жители и гости охали и вздыхали при встрече с необычным природным феноменом. В путеводителях об Алма-Ате сказано, что город расположен в глубине Евразии, на юго–востоке Казахстана на 77˚ восточной долготы и 43˚ северной широты, один из самых южных среди городов-небоскребов. В центре города существует своеобразный «оазис тепла», контраст среднесуточной температуры между северными и южными окраинами. Но есть и другая точка зрения, насчет расположения Алма-Аты. Гидрогеологи догадываются, что под городом плещутся воды безлюдной части Тихого океана.

Город расположен на выносе древних и молодых отложений рек Большая и Малая Алматинок, их бесчисленных притоков, сбегающих с ледников по ущельям Заилийского Алатау. На склонах гор выпадает множество осадков, почти как на берегу Балтийского моря. 30 апреля 1989 года жители столицы и поселений в подгорной части Алатау стали свидетелями редкого природного явления – выпадения окрашенного в красный цвет снега. Слой цветного покрывала достигал в горах нескольких сантиметров. После таяния на крышах зданий остался рыжеватый осадок. Результаты анализа проб снега показали, что цвет не связан с химическими загрязнениями. Причина явления, по всей вероятности, в пыльной буре над Аральским морем. Воздушные массы с сильными восходящими потоками, смешавшись с холодным фронтом, достигли Алма-Аты и ее окрестностей, выпали с осадками.

На правом берегу Или находится единственный в Казахстане «поющий бархан», высотой до 80-120 м, протяженностью до четырех километров. При осыпании песка издает громкое звучание. Природой удивительного памятника природы занимался профессор В.И.Арабаджи, специалист в области атмосферного электричества.

В горах можно встретиться и с призраками, с редким явлением природы, что называется огнями святого Эльма. Однажды, во время одного из восхождений альпинистов на высоту 3800 м, резко изменилась погода, разразилась гроза. Неожиданно вершина, люди, окружающие предметы оказались окруженными ярко сиящим ореолом. Поднятая рука «горела» свечой, голубоватым огнем искрились волосы, шипели металлические предметы, ледорубы, фотоаппараты. Рюкзаки, поставленные рядом, у скалы, издавали звук, похожий на жужжание шмеля. Ребята испытали неприятное ощущение ожога. Все это продолжалось около пяти минут, гроза прошла, огни исчезли.

Таинственную гору альпинисты назвали Электро.

28 мая 1887 г. случилось известное страшное Верненское землетрясение. Зона поражения была огромна, город превратился в кучу обломков, изменился рельеф местности. Было разрушено 2792 дома, среди них церкви и мечети, гимназия, госпиталь, губернаторский дом и архиерейское подворье.

В городе Верном проживало 16491 человек (погибло 234 человека, из них 118 детей). По оценке специалистов, колебания почвы продолжались в течение трех лет, причем с периодичностью крупных толчков день в день, с проявлением таких явлений природы, как солнечное затмение, полярное сияние, селевые потоки. Любопытно отметить, что по народному поверью женщины– мусульманки спешили во время тряски города набрать исковерканную землю в яркие платки. Мол, если вздыбленные горсти не превратятся в драгоценное золото, то, по крайней мере, обратятся в лекарство от многих болезней.

Во время бедствия был тяжело ранен военный губернатор Алексей Яковлевич Фриде, также пострадали его жена и трое детей. Генерал оказался человеком образованным, собрал и выслал в Петербургскую Кунсткамеру свидетельства катастрофы. Фриде отправил в Петербург оружие охраны одной из солдатских казарм. Во время землетрясения винтовки превратились в груду металлолома, свернутые в пирамиду могучей божественной силой.

Следующее землетрясение случилось 28 декабря 1910 года. Очевидцы сообщали: «…на колокольне Туркестанского Собора массивный, в 17 пудов крест перегнулся у основания на 180 градусов и остался висеть на цепях. На остальных церквах кресты были сломаны или сброшены. Колокол церкви детского приюта сорвался, пробил пол и, перевернувшись ушами, застрял на первом этаже. Печальная картина разрушения наблюдалась в северо-восточной части города. В Больше-Алматинской станице образовались длинные трещины, шириной до полутора вершков; в Малой станице они уже достигали аршина и до восьми аршин глубины. Таким образом дома вошли в землю. Одна из трещин прошла под высоким тучным тополем. Дерево высотой в пять аршин оказалось разорванным повдоль, но осталось стоять. Во многих местах почва фонтанировала теплой водой (и это при сильном верненском морозе!). В горах во время обвалов камни бились друг от друга, вызывая гром и молнии; под осыпями погибли пасеки, заимки, фруктовые сады».

Землетрясения обыкновенно сопровождаются световыми эффектами – свечением неба, напоминающим замедленные вспышки молнии. Очевидцы указывают на светящиеся шары и полосы, как при северном сиянии. Физики предполагают связь верненских землетрясений с изменением электромагнитного поля Земли, считая, что следы тектонических возмущений ведут в космос. Так, 15 июля 1959 года, в день, когда на Солнце наблюдалась мощная вспышка, в Тянь-Шанских горах было отмечено наибольшое количество землетрясений.

Шествие золотых идолов

14 июня 1887 г. в три часа дня из одной трещины был извлечен китайский стол–жертвенник. Это был не первый случай в археологической жизни Семиреченской области. Думаю, было бы интересно и занимательно перелистать иллюстрированные страницы вышедшей в 2011 году в Казахстане книги «Археология Семиречья 1857–1912 гг.». Редкий и познавательный сборник документов и материалов подготовлен известным архивистом, писателем и краеведом И.М.Самигулиным. В его авторской коллекции последних лет многотомная «История Казахстана в документах и материалах», «Путевые дневники и записки российских чиновников и исследователей о Казахской степи XVIII – середины XIX вв.», «И вздрогнула земля…» из истории землетрясений в Семиречье в 1885–1912 годах.

Семиреченские землетрясения даровали удивительные клады. В июле 1884 года был открыт Большой Семиреченский алтарь на усадебной земле Малой станицы казака Степана Егорина. Жертвенный бронзовый стол на четырех ножках размером 11 на 124 см и высотой в 33 см, со скульптурными изображениями верениц диких зверей по бортикам, с космогоническими и зооморфными сюжетами, отнесен востоковедом Н.Пантусовым к V–III вв. до н. э. Алтарь зарисован на века местным художником Н. Хлудовым и отправлен Императорской археологической комиссией в Эрмитаж. Жертвенник запечатлен таинственным фотографом, с весьма загадочной подписью «Ф.ОрдэN», с латинской буквою в конце слова. В фондах питерской Российской национальной библиотеки удалось обнаружить четырехтомный альбом «Кавказ и Средняя Азия», а также фотографии Балкан, Бессарабии, Греции и Турции.

Из далекого путешествия по Семиречью Ордэ привозил неповторимые по содержанию и технически прекрасно выполненные фотоснимки. И главное, фотомастеру удалось заснять в 1884 г. в городке Верном Большой Семиреченский алтарь, хранящийся в экспозиции Эрмитажа. Снимки фотографа хранятся в собраниях музеев России, Германии, Австрии и Швейцарии, и при публикации их автор обозначается по-разному: «Ордэ», «Ордэт», «Хордет», «Ордер», «Ордэн». Коллекционеры называют его «известным французским фотографом Hordet», другие германским – М.Хордет. В первом томе альбома «Кавказ и Средняя Азия» содержатся фотографии праздника казахского народа: в легком степном сооружении накрыт стол разносолов, сидят в юрте или верхом на лошади, девицы в саукеле. Среди них важные мужчины, один из них – местный шаман с бубном на коленях. На снимке изображены аульные малыши и их игрушки. Серия снимков альбома Ордэ, хранящегося в библиотеке, относится к сопредельной России территории китайского Кашгара: театр, пагода, устройство двора и типы местного населения, войско, портреты кокандских беков и маньчжурских генералов. Отдельный лист-композиция посвящен антропологическим типам края: семья дунган в традиционной одежде из Кульджинского края Семиреченской области.
В фондах Кунсткамеры хранятся и другие, весьма ценные художественные работы по Семиречью фотографов и художников А.Померанцева, И.Полякова, С.Дудина, А.Воронина-Уткина, В.Радлова и А.Самойловича.

Владимир Проскурин

Поделиться