К такому выводу пришла государственная комиссия по выработке мер для дальнейшей стабилизации общественно-политической ситуации в Кыргызстане. Отчет о результатах ее деятельности был представлен на днях, на заседании Совета безопасности.

По мнению членов государственной комиссии, основным условием падения власти стал массовый разгул диктатуры беззакония. Экономика республики работала не на людей и пополнение бюджета, а на обогащение узкого круга лиц и увеличение доходов семьи Акаева. Кстати, новая власть сейчас активно занимается возвратом денег, которые уходили налево. По словам генерального прокурора Азимбека Бекназарова, только за месяц возвращено более 50 миллионов сомов. А вообще руководство Кыргызстана надеется таким образом увеличить государственный бюджет в несколько раз.

При решении вопросов о поднятии жизненного уровня граждан республики и соблюдении их прав власть ограничивалась общими лозунгами декларативного характера, считают члены комиссии. Повсеместно нарушался закон, который трактовался в узко-корпоративных или личных интересах. Тем самым была создана возможность манипулирования массами: в неугодных превращались представители оппозиционных партий, неправительственных организаций и средств массовой информации. Узурпация власти Акаевым привела к тому, что началась «прихватизация» всего приближенными соратниками и единомышленниками семьи президента. Ну а последней причиной, приведшей к революции 24 марта, как указывается в отчете, стали несправедливые и проведенные с нарушениями выборы в парламент Кыргызстана. Давление административной машины было наглым и жестким, это вызвало неприятие всего населения страны. «Несмотря на то что события 24 марта на первый взгляд развивались спонтанно, было бы ошибочно считать произошедшее стечением каких-либо случайных обстоятельств. Потому что в глубине этих процессов лежит объективная закономерность»,- заявил секретарь Совета безопасности Мирослав Ниязов, возглавляющий комиссию.

Теперь об этой самой закономерности подробно.

Власть в одних руках к хорошему не привела

По мнению М. Ниязова, в течение последних лет происходила последовательная узурпация всех ветвей власти экс-президентом Акаевым. В результате чего кадровая политика была построена на принципах личной преданности и родства, профессионалам не находилось места на государственной службе. «Любую власть сопровождают две опасности бессилие и продажность. Причем они взаимосвязаны. И чем жестче становятся эти связи, тем слабее власть, — считает секретарь Совбеза. На протяжении многих лет в Кыргызстане создавалась преступная система хищения государственных средств. Все доходные бюджетообразующие сферы погрязли в коррупции. Мимо госбюджета проходили и пока продолжают проходить миллионы долларов». Кстати, на днях Генеральная прокуратура выдала санкцию на арест бывшего премьер-министра Николая Танаева в связи с деятельностью фирмы, принадлежащей его сыну Алексею. Под пристальный взгляд ока государева также попал и зять Акаева Адиль Тойгонбаев. Генпрокуратуру интересует его роль в приватизации бюджетообразующих предприятий и переводе их под свой негласный контроль.

Порочная кадровая система назначения в правоохранительных органах, считает М. Ниязов, привела, в частности, к отсутствию самостоятельности при принятии решений. Силовики вынуждены были постоянно оглядываться на «Белый дом», что подорвало доверие народа к ним. По словам чиновника, коррупция в Кыргызстане получила беспрецедентное распространение, приобрела вульгарный и циничный характер и остановила экономический рост.

Экономика должна быть

Как считает комиссия, на протяжении нескольких лет благодаря концентрации власти и полномочий в руках Акаева осуществлялась монополизация финансового и экономического богатства страны. Приватизация экономически привлекательных объектов госсобственности была проведена с многочисленными нарушениями, с использованием административного ресурса. Крупнейшие предприятия оказались в собственности и под контролем людей, приближенных к семье президента. На данный момент продолжается проверка объектов, которые были внесены новым руководством страны в «черный» список предприятий, якобы принадлежащих экс-главе Кыргызстана. И количество последних уже приближается к двумстам. Месяц назад их было меньше пятидесяти.

Не было принято никаких мер, говорится в отчете, по сохранению и возрождению национальных производств. Остановлены и демонтированы крупнейшие фабрики и заводы, без работы остались сотни тысяч людей. Полученные извне около $2 млрд. разворовывались. Преобразования и реформы оказались низкими по качеству, а экономическое состояние неустойчивым. При этом государственная статистика сознательно искажала истинное положение дел. Две трети людей оказались за чертой бедности.

Доход на душу населения составил менее одного доллара в день. В результате отсутствия целенаправленной государственной политики по занятости населения численность общего количества безработных за период с 1993 по 2004 год возросла более чем в шесть раз. Именно сплошная безработица стала причиной самовольного захвата земель вокруг Бишкека. В поисках лучшей доли в столицу потянулись внутренние мигранты из областей республики. Они составляли основной костяк захватчиков, ведь большинство приезжих не имеет собственного жилья. «Становится очевидным одно дальнейшее затягивание решения жилищного строительства может привести к очередному витку роста напряженности в обществе», — говорит секретарь Совета безопасности.

Кыргызстан наш общий дом?

По мнению комиссии, сфера межнациональных отношений скорее переполнена слухами и домыслами, нежели реальными фактами. М.Ниязов признает, что в столице распространялись листовки антиславянской направленности. Но правоохранительные органы смогли изъять только две штуки. Подобная информация, по сообщению секретаря Совета безопасности, была обнаружена также и на некоторых интернет-сайтах. «Многочисленные сигналы с признаками разжигания межнациональной розни в большинстве своем подтверждения не находят», — констатирует чиновник. Однако провокационные призывы сделать республику этнически чистой звучат. И делают их в первую очередь те, кто коммерчески заинтересован в массовом выезде русскоязычных граждан, то есть в стремительном падении цен на недвижимость. «Правоохранительные органы обязаны решительно пресекать подобные проявления», — заявил М. Ниязов.

Север — Юг

Не обошла вниманием государственная комиссия и одну из самых актуальных проблем Кыргызстана взаимоотношения Юга и Севера республики. Тандем Кулов-Бакиев в некоторой степени снял напряжение в этом вопросе. До тех пор, пока они не договорились идти на выборы одной командой, было опасение, что стоящие за ними элиты могут начать войну за власть. Вместе с этим секретарь Совета безопасности считает: противостояния Север-Юг нет. Но, по его словам, ошибочно утверждать, что такой проблемы не существует вовсе. В ее основе, как считает комиссия, лежат не политические противоречия, а экономические условия, вызванные неравномерностью развития регионов и географической привязанностью к рынкам. Север Кыргызстана характеризуется более развитой промышленностью и производственной инфраструктурой, имеет выходы в Казахстан, Узбекистан и Россию. А юг страны имеет в большей степени аграрную направленность и, как следствие, менее развит. Отсюда и антагонизм.

Как исправить ситуацию?

Государственная комиссия предложила руководству Кыргызстана целый пакет мер по выводу республики из кризиса и превращению ее в процветающую. Это и разработка нового механизма защиты малообеспеченных слоев населения, и укрепление межэтнической сплоченности народов страны, и реформирование Службы национальной безопасности и обеспечение гражданского контроля над ее деятельностью для исключения политических методов борьбы с инакомыслием. Но, несмотря на столь критические оценки деятельности Аскара Акаева на посту президента, понятно, что исправить ситуацию, реорганизовать государственную машину, заставить ее работать на людей, а не на кучку приближенных, очень и очень сложно. А новой власти необходимо торопиться, потому что уже начинают раздаваться недовольные голоса: где результаты революции?

Андрей Гордеев

9.6.2005 — Политика
Поделиться