Мало кто представляет, что в середине 1951 года в Караганде стихийно возник московский поэтический уголок – салон. Время и ссылка объединили здесь трех начинающих поэтов. Не по своей воле сошлись судьбы Наума Моисеевича Коржавина, Александра Сергеевича Есенина-Вольпина и Юрия Александровича Айхенвальда. А познакомились они в 1944 году в литературном объединении при издательстве «Молодая гвардия». Попробую кратко рассказать, как столичная тройка вписалась в режим той далекой сталинской Караганды.

С поэтом Наумом Моисеевичем Коржавиным (Манделем) мы были соседями в Караганде. Он, будучи семейным человеком, снимал жилье в частном секторе на улице Моторной, где жила и наша семья. Теперь вспоминается его небольшой рост и щеголеватый китель студента местного Горного техникума.
Когда я собрал то, что опубликовал в отечественной советской прессе Наум Коржавин, то был просто поражен. Никто не писал так много и так восторженно о Караганде, как этот поэт… «Ночная Караганда», «Студентка», «Проспект Ленина», «Первая экспедиция», «На-гора», «Осень в Караганде», «Новогодний снег» и еще другие стихи. Яркие, взволнованные строки. Но стоп! Напрасно мы будем их искать в такой антологии карагандинской поэзии, как сборник «Песни о тебе, Караганда», (Алма-Ата, 1985. Составители Ж.Бектуров, Ю.Нестеров). Как-то не верится, что кому-то могли помешать такие слова.

Домов отстроенных ряды,
Свет в магазинах. Гомон. Смех.
По улицам Караганды
Гуляет новогодний снег.
И рядом:
Мы возводили в снежной мгле
Копры, и свет их мглу слепил.
И под землей, и на земле
Мы город строили в степи!

Когда Наум Моисеевич Коржавин (Мандель) появился в Караганде, шел 1951 год. Новому жителю шахтерского города было 26 лет. За его плечами осталась незавершенная учеба в Литературном институте, восемь месяцев Лубянской тюрьмы, три года ссылки. Теперь же предстояла учеба в Карагандинском горном техникуме, в архиве которого сохранилось личное дело студента Н.М.Манделя. Вначале о документах, написанных рукой поэта. Прежде всего, заявление на имя директора: «Прошу зачислить меня на первый курс отделения геологии и разведки угольных месторождений Вашего техникума. 25 июля 1951 г. Мандель».
К заявлению приложена автобиография: «Я, Мандель Наум Моисеевич, родился 14 октября 1925 года в Киеве. Родители: мать – врач-стоматолог, отец – рабочий. В настоящее время проживают в Киеве. В 1941 году я эвакуировался в г. Сим Миньярского района Челябинской области, где в 1942 году закончил десятилетку. Потом работал на заводах, сначала на Уральском, потом в Москве, куда я приехал в 1944 году. В 1945 году был принят в Литературный институт им.Горького Союза советских писателей, где закончил два курса. 20 декабря 1947 года в конце первого семестра третьего курса был выслан из Москвы в Михайловский район Новосибирской области на три года. В настоящее время я освобожден по отбытии срока наказания».
Наум Мандель был зачислен в группу РУМ-51д., обучался в группе с сокращенным сроком обучения на базе 10 классов средней школы. За три года сдал все необходимые дисциплины. Отметки за экзамены крайне неровные. Он мог получить отлично по геологии, горной механике, рудничному транспорту, обогащению и тут же удовлетворительно по основам горного дела, горным машинам, горной электротехнике. В экзаменационных ведомостях четыре пятерки, восемь четверок и девять троек. Из преподавателей он впоследствии вспоминал Г.Е.Иванченко, Н.В.Пагануцци, Тастенова, Жанагулова, И.П.Рыбакова, Гартмана, Н.Р.Шмидта, Ш.У.Канна. Со многими студентами дружил. Среди них был и Роберт Иванович Ридель, ставший в 1988 году лауреатом Государственной премии СССР. При учебно-курсовом комбинате № 3 треста «Ленинуголь» Н.М.Мандель получил специальности бурильщика, проходчика и помощника машиниста комбайна ПК-2М. Производственную практику прошел на шахте 19-бис с двадцатого сентября по первое ноября 1952 года: «Мандель работал в качестве десятника вентиляции. Со своими обязанностями справлялся. К работе относился добросовестно, внимательно. Проявил себя как дисциплинированный и исполнительный работник. Начальник вентиляции шахты 19-бис Божков».
В Караганде Наум Мандель много писал. Для себя, для друзей, для прессы. Публиковался, правда, нечасто в «Социалистической Караганде», «Комсомольце Караганды» под псевдонимом Наум Мальвин. Перевел несколько стихотворений Максута Байсеитова и Ауэзхана Кошумова. Активно участвовал в создании литературного объединения при редакции газеты «Социалистическая Караганда». С его участием была проведена читательская конференция по книге Габидена Мустафина «Караганда».
Я бы выделил шахтерский цикл стихов опального поэта. Прежде всего, это стихотворение «На-гора», навеянное днями работы в качестве горного мастера на шахте 19-бис. Но есть еще и «Первая экспедиция» о первом разведчике Караганды А.А.Гапееве, есть глубоко лиричные строки о ночной Караганде.

Последний трамвай по стали путей
Ушел – и придет не скоро.
Цепочками матовых фонарей
Светится Новый город…
…Ночь за окном. Тишина в ушах,
Но каждый, кто хочет, слышит.
Мерно гудят вентиляторы шахт,
Город подземный дышит.

Преддипломную практику Н.М.Мандель проходил на шахте № 35 комбината «Москвауголь». Руководитель дипломного проекта горный инженер второго ранга В.Пеньков и рецензент горный инженер Тастенов сочли возможным допустить дипломника к защите.
30 октября 1953 года решением Государственной квалификационной комиссии Н.М.Манделю была присвоена квалификация горного техника и выдан диплом.
Практику под Москвой Мандель использовал для себя с большой пользой. Он начал хлопотать о продолжении обучения в Литературном институте. Хлопоты увенчались успехом, но требовалось соблюсти кое-какие формальности. Так, 14 октября 1953 года появляется такой документ: «Директору Карагандинского горного техникума т. Иванченко Г.Е. от учащегося-дипломника группы РУМ-51д Манделя Наума. Заявление. Президиум Союза советских писателей СССР предложил директору Литературного института им. Горького принять меня на заочное отделение института. Ответственный секретарь приемной комиссии института предупредил меня письмом, что без подлинника аттестата окончательное оформление мое в число студентов невозможно. Дальнейшая задержка с зачислением может привести к отсрочке моего приема на год, что крайне нежелательно. Ввиду изложенного прошу Вас разрешить мне взять подлинник аттестата, заменив его в личном деле копией не после защиты дипломного проекта, которая состоится через 15 дней, а теперь, за 15 дней до нее, допустив меня к защите без аттестата. 14 октября 1953 г. Мандель».
Директор горного техникума быстро прореагировал на заявление выпускника. Появилась резолюция: «Как исключение подлинник аттестата выдать т. Манделю, заменив его копией, заверенной нотариусом».
Н.М.Мандель 1954 год провел в Караганде. Стал штатным сотрудником отдела культуры газеты «Социалистическая Караганда», которую редактировал Ф.Ф.Боярский. Отдел возглавлял опытный журналист Олег Мухин. К нему захаживал основоположник гелиобиологии Александр Леонидович Чижевский. Показывал и читал свои стихи. Науму Манделю они не нравились, «в них не было поэтической стихии». В это же время здесь блистали опытные кудесники пера А.И.Брагин и С.Е.Иоффе.
Когда Н.М.Мандель женился на «медичке» Валентине Григорьевне Голяк, то покинул комнату в общежитии горного техникума по ул. Костенко, 11. Молодожены снимали квартиру в Большой Михайловке по адресу Моторная, 26.
В декабре 1954 года супруги выехали из Караганды.
Критики совершенно справедливо называли стихи Наума Коржавина стихами обнаженной правды. И этой правде подвластна каждая его поэтическая строка. Коржавин встретил кончину «отца народа» в Караганде и тут же отозвался на это событие стихотворением «На смерть Сталина». То, о чем мы говорим в полный голос сегодня, поэт молвил еще в 1953-м.

Ведь он считал,
что к правде путь тяжелый,
А власть его
сквозь ложь к ней приведет.
А вот он – мертв.
До правды не дошел он,
А ложь кругом трясиной нас сосет.

В короткой статье о поэте с дипломом Карагандинского горного техникума я хочу привести его стихотворение с шахтерскими мотивами.

На-гора –
Это свет над наклонным стволом.
Синий свет,
Что вверху возникает во мгле.
Будто синее небо
Лежит на земле.
На-гора –
Это свежесть и радость утра.
Мы работаем здесь,
А живем на-гора.

В то же время Наум Коржавин печатал и сугубо патриотические стихи, с пафосом воспевал все преимущества социалистического строя. Названия давал емкие, знаковые: «Памятник Ленину», «Советская женщина», «Огни коммунизма видны», «Первомайское», «Боец пятилетки», «В октябре», «Молодежная весенняя», «Наш труд отмечает страна» и другие.
В последние годы Н.М.Коржавин жил в Бостоне и штате Северная Каролина (США). Выступал и как поэт, и как драматург, и как мемуарист. В декабре 2006 го-
да в Москве Н.М.Коржавину вручили престижную премию «Большая книга» за цикл воспоминаний «В соблазнах кровавой эпохи». Его воспоминания имеют определенный интерес для карагандинской газетной летописи.
Переходим к делам Александра Сергеевича Есенина-Вольпина. Родился 12 мая 1924 года в Ленинграде. Сын двух поэтов – Сергея Александровича Есенина и Надежды Давыдовны Вольпин. Человек выдающихся способностей: философ, математик, поэт, правозащитник. Постоянно протестовал против ограничения свободы личности. Защитил кандидатскую диссертацию по математике.
21 июля 1949 года арестован в Черновцах, куда прибыл преподавать в местном университете. Осужден 9 сентября 1950 года, Особым совещанием при МГБ СССР по статье 7-35 УК приговорен к 5-летней ссылке в Караганде. В Караганду С.А.Вольпин прибыл 14 ноября 1950 года из тюремного управления МВД г. Москвы. Освобожден был по амнистии после смерти Сталина и вернулся в Москву 29 апреля 1953 года.
В Караганде Есенин-Вольпин возобновил знакомство с Наумом Моисеевичем Манделем и Юрием Александровичем Айхенвальдом (1928-1993). Воспоминания Айхенвальда помещены в «Литературной газете» 16 ноября 1994 года: «Внешний вид Александра был необычен. В этом человеке жила некая зачарованность, завороженность.
Очарованный странник – вот каким он казался. Его стихи с яростным максимализмом меня поразили… В них были ноты пронзительной искренности, роднившие его с отцом, ноты болезненного надрыва…».
В Караганде А.С.Есенин-Вольпин продолжал писать стихи «в стол» – «Я когда-то стоял дугой» (23 марта 1951 г.), «Я вчера еще резвился на полянке» (23 марта 1951 г., Лубянка-Караганда), «Не играл я ребенком с детьми» (Караганда-Москва, апрель 1952 – 25 декабря 1953 г.), «О, сограждане, коровы и быки!» (Караганда-Москва, апрель 1952 – октябрь 1958 г.). В одном из своих стихотворений Есенин-Вольпин восклицал:

Мне не надо ни надежды, ни приманки,
Чтоб смеяться и кривляться одному!
Я доволен: ведь сегодня на Лубянке
Я увидел знаменитую тюрьму!
Ну, а если очень скоро я узнаю,
Что ввязался в безнадежную игру?
Ничего я и тогда не проиграю,
Если как-нибудь порежусь и умру…

Среди старожилов Караганды бродили неясные слухи, что сын Есенина преподавал математику в Горном техникуме. Потом оказалось, что эти додумки не верны. А вот Н.В.Пагануцци, обитатель квартиры №17 по улице Ленина, дом 2 (типография), сам получивший до этого «по ошибке» путешествие в северные лагеря, отметил такой случай.

– Мы с Александром Сергеевичем переходили улицу Сталина (ныне проспект Бухар-Жырау). По ней как раз двигалась колонна машин с заключенными. Есенин остановился, снял шапку и закричал: «Я с вами, ребята!»

А.С.Есенин-Вольпин всегда поступал, как думал. Впоследствии в Москве он неоднократно арестовывался. Власть разрешила ему эмигрировать, и 30 мая 1972 года Есенин-Вольпин покинул СССР. Потом обосновался в США, где еще в 1961 году вышла книга его стихов «Весенний лист», куда включены строки карагандинского периода. Также они помещены и в книге А.С.Есенина-Вольпина «Избранное» (Москва, 1999, стр. 264-267). Одно время преподавал математику в Северо-Восточном университете США г.Бостона. Последнее время работал над книгой «Теория доказательств». Из жизни ушел 16 марта 2016 года. Годом ранее его навестил гость из Караганды, ректор университета «Болашак» Н.О.Дулатбеков. Информация по этому поводу широко известна.
Карагандинские обыватели узнали о пребывании Александра Есенина в их городе 3 августа 1991 года из публикации в областной газете. Автор заметки В.Войтешонок посетил музей С.А.Есенина в селе Константиново Рязанской области. Экскурсовод упомянул сына Есенина – Александра, сообщив о его высылке в Караганду, однако указать место жительства и место работы Александра Есенина не смог. Войтешонок обратился через печать к старожилам – помнит ли кто-нибудь такого жителя Караганды?
Из г. Шахтинска ответила Евдокия Федотовна Гаврит. По ее воспоминаниям, в начале 50-х годов она училась в школе №18 г.Караганды на вечернем отделении. Математику преподавал Александр Сергеевич. «Одноклассники говорили, что он – сын С.Есенина, в административной ссылке, пишет неугодные власти стихи, работает над доказательством двух теорем». По словам Е.Ф.Гаврит, «преподаватель математики был среднего роста, с голубовато-серыми глазами, волосы курчавые. Уроки объяснял очень быстро. Так же быстро стирал с доски текст и тут же начинал писать новые задачи».
Более точен в этом плане Н.Коржавин. Как очевидец тех далеких бурлящих событий он уверяет, что «идеолог правозащитного движения Александр Сергеевич Есенин-Вольпин» жил в Старом городе, преподавал математику в вечерней школе рабочей молодежи. Сам Александр Сергеевич назвал Н.О.Дулатбекову местом жительства Большую Михайловку. В других воспоминаниях Н.Коржавин «поселил» Есенина в Тихоновке, недалеко от проходящего из Караганды в Темиртау шоссе. Бывал у него с друзьями в гостях. И однажды случилось событие, о котором я уже писал, которое сделало имя А.С.Есенина-Вольпина символом идеологического борца против режима. Увидев колонну машин с «зэками», он стал карабкаться на насыпь и ошалело кричать:
– Привет, товарищи! Держитесь! Скоро наступит свобода!
Лозунг-фраза теперь входит во все публикации о пребывании А.С.Есенина-Вольпина в Караганде.
Поэтическое видение мира было и у поэта, переводчика и литературного критика Ю.А.Айхенвальда. Он получил его как бы по наследству от деда Юлия Исаевича, который в 1922 году выслан за границу. Не в ладах с властью оказались и дети литературоведа. Дочь Татьяна Юльевна (1900-1963), математик, провела в Карлаге восемь лет. Освободилась 17 июля 1945 года. Потом ссылка в поселок Колхозное (ныне Ботакара) под Карагандой. Работала в школе по специальности. Сын Александр Юльевич (1899-1941), экономист-троцкист взят в 1933 и расстрелян в начале войны.
Юрий Александрович за поиски истины в Москве был изолирован 1 ноября 1949 года во время учебы в Московском педагогическом институте имени В.П.Потемкина. 4 февраля 1950 осужден ОСО при МГБ СССР. В Караганде работал электромонтером на Федоровском угольном разрезе. Осенью 1950 стал студентом Карагандинского горного техникума. Здесь опять арестован 5 сентября 1951 года и отправлен в Москву.

Удивительный мечтатели народ!
Перевёртывают все наоборот, –
Убеждают их добром и не добром,
Побеждают их пером и топором,
А мечтатели упрямо говорят,
Что не верят и что верить не хотят…

Караганда после войны была своеобразной столицей освободившихся из Карлага политзеков и ссыльнопоселенцев всех уровней. Так, на первое января 1955 года под надзором спецкомендатур находились 4344 человека. Еще больше было немцев-спецпереселенцев – 24 тысячи 113 человек. Неслучайно Караганду посетил в поисках друзей А.И.Солженицын.
Вынужденные «переселенцы» знакомились в тех же комендатурах МВД – МГБ при явках персонального учета. Юрий Александрович неожиданно обнаружил здесь студентку своего института Валерию Михайловну Герлин, 1929 г.р. Молодые люди поженились. Через несколько месяцев их разлучили. Они защитят свою любовь и встретятся снова через пять лет, чтобы навсегда остаться знатоками литературы и яркими правозащитниками. Валерия Михайловна достигнет поста литературного редактора газеты «30 октября», которую издает «Мемориал». Она скончается в июле 2012 года.

Добавить комментарий