Реклама

Живые свидетельства, повторяющиеся в них сюжеты дают основания для выводов, которые помогут лучше понять террористическую суть «оригинального» советского способа угнетения и уничтожения людей «рабочих колонн» ГУЛАГа НКВД СССР. Поскольку большинство этих формирований находились в ведении НКВД и в них были установлены единые режимные и материально-бытовые условия, предписанные для ГУЛАГа, то можно опираться в своих рассуждениях на сравнительный анализ.

========================================

Повесть «Зона полного покоя» повествует о суровых испытаниях, выпавших на долю советских граждан немцев по национальности. Размышляя о своей судьбе и судьбах своих товарищей, автор отобразил трагические страницы истории российских немцев в период Великой Отечественной войны и в послевоенные годы.

========================================

Из приведенных свидетельств следует, что общим для всех «немецких» концлагерей признаком был массовый, целенаправленно организованный, усиливавшийся в течение 1942 года голод. Некоторое исключение составляли так называемые контрагентные лагеря промышленных министерств, где «трудмобилизованные» питались по обычным продовольственным карточкам, что тоже означало хроническое недоедание.
Нормы питания, установленные в «немецких лагерях», фактически служили орудием планомерного физического уничтожения «трудмобилизованных». В сочетании с моральным гнетом, непосильным трудом, отсутствием спецодежды, систематический голод был ни чем иным, как слегка завуалированной формой государственного геноцида.
В отличие от заключённых ИТЛ, которых хоронили на общих кладбищах, умерших немцев закапывали в специально отведенных, удаленных от населенных пунктов местах. Нередко в этих целях отводились площади, предназначенные для последующей застройки или производственного использования.
Официально данные территории кладбищами не считались и для захоронения не подлежали. Видимые следы подобных захоронений тщательно устранялись.
Отсутствие строгой отчетности по случаям смерти «трудмобилизованных» (как, скажем, в ИТЛ) в сочетании с засекреченностью захоронений позволяли руководству лагерей ликвидировать трупы любыми доступными способами.
Поэтому в ряде мест их, к примеру, массами сбрасывали в весенние речные потоки.
По соображениям секретности был унифицирован порядок захоронения умерших «трудмобилизованных». Близ населенных пунктов трупы вывозились из лагеря только ночью, в специальных (тоже стандартных) закрытых ящиках. Чтобы исключить возможность опознания останков в будущем, тела умерших закапывались в котлованы в обнаженном виде.
В официальных извещениях о кончине, которые в редких случаях направлялись родственникам «трудмобилизованных» (как правило не на гулаговских бланках), подлинные причины смерти дистрофия, голодный отёк, упадок сердечной деятельности на почве истощения и т.п. и места захоронений не указывались (в отличие от заключенных ИТЛ).
Таким образом, находит подтверждение высказанная ранее мысль о том, что несмотря на подвластность одному и тому же хозяину вездесущему ГУЛАГу, — «рабочие колонны» не были лагерями для заключенных или интернированных. Чрезвычайное положение, созданное для затворников этих лагерей в 1941-43 г.г., дает полное основание утверждать, что их относили к особой категории политических преступников.
По всей видимости, организация «рабочих колон» рассматривалась на «красном Олимпе» как способ внесудебного наказания «тысяч и десятков тысяч диверсантов и шпионов», о которых говорилось в Указе от 28 августа 1941года.
Из свидетельств очевидцев и жертв «трудармии» вытекает также следующее: на протяжении первых двух лет войны главные условия выживания немецких лагерников — питание, одежда и работа были усугублены настолько, что можно с полным правом говорить уже не о наказании, а о варварской расправе с «грешными» российскими немцами.
Наконец, нельзя не упомянуть о традиционном большевистско-сталинском методе засекречивания кровавых деяний, совершенных советским государством в отношении своих сограждан. В том числе почти полумиллиона российских немцев, которые были обречены на мучительную смерть с расчётом на то, что это преступление никогда не станет достоянием гласности. К сожалению, этой цели в немалой мере удалось достичь.
Факты антинемецкого геноцида умышленно замалчиваются. В то же время актуальность вскрытия этой правды всё более нарастает.

========================================

Г. Вольтер родился в 1923 году в немецком селе Крупошин Житомирской области в семье потомственных кузнецов. Окончил среднюю школу в канун войны, когда судьба приготовила ему жестокие испытания. Сталинский «каток» развеял его юношеские мечты вся семья Вольтера была насильственно депортирована в Казахстан. Здесь началась новая жизнь трудармейца за колючей проволокой, в холоде и голоде вплоть до 1947 года. После освобождения работал учителем, учился в Челябинском учительском институте, Чимкентском педагогическом институте на историческом факультете. Первая публикация появилась в 1962 году. Является активным участником движения советских немцев.

========================================

09/12/05

Добавить комментарий