Архивы Восточно-Казахстанской области хранят документы, раскрывающие тяжелые судьбы трудармейцев.

В архиве Алтайского района (бывшего Зыряновского) хранится книга учета спецпоселенцев, расселенных здесь в 1941-1942 годах. Старший архивист Сауле Тлеубергенева собрала и досконально изучила материалы того времени.

Эрна Нейман
Эрна Нейман

– Немцы, – пишет она, – высланные с Поволжья и из Краснодарского края, очутились в Зыряновском районе не по своей воле. Так, семья Нейман была выселена из села Джигинка, Варениковского района, Краснодарского края. Главу семьи репрессировали еще в 1937 году, его объявили «врагом народа» и сослали в Сибирь, где он и погиб.

По воспоминаниям Эрны Васильевны Нейман, забрали в тот год многих работящих мужчин. Причем, чем лучше человек работал, тем беспощаднее было отношение к нему, тем нелепее звучало обвинение в его адрес.

В 1941 году, едва началась война, многодетную семью Нейман отправили в глубь страны. Власти объявили, что собраться в дальнюю дорогу нужно за три дня. Пришлось оставить все нажитое. Накормили в последний раз домашнюю скотину и отпустили в поле. За сданных государству корову и нетель дали справку, по которой якобы должны выдать скотину на новом месте. Везли депортированных немцев в телячьих вагонах до самого Усть-Каменогорска.

В Зыряновск доставили на барже. Семью Нейман определили в село Подорленок. Поразительно, но справка оказалась не фикцией, по ней действительно выдали корову.

– А нетель?

– А за нетель мама и разговора вести не стала, – ответила Эрна Васильевна. – Спасибо, что хоть с коровой не обманули.

Архивист Сауле Тлеубергенева записала подробный рассказ Эрны Нейман о жизни немцев-спецпереселенцев в Зыряновском районе:

«Здесь нас подселили к одинокому мужчине, он не хотел принимать квартирантов, но его заставили это сделать. Меня вскоре направили на курсы трактористов в село Большенарымское. По окончании учебы я даже участвовала в весенней посевной кампании в селе Подорленок. Позже меня, маму и еще группу девушек и женщин отправили в Куйбышевскую область на заготовку леса. Мама сильно плакала, поскольку трое малолетних детей оставались на руках у 16-летней дочери Ирмы, которая трудилась на овцеводческой ферме. Но это никого не интересовало, так как вышло постановление об отправке немцев на трудовой фронт, и оно подлежало исполнению».

Работа на лесозаготовках
Работа на лесозаготовках

Сохранился подробный рассказ Эрны Нейман и об учебе в Большенарымской школе механизации в 1942 году, и о работе на лесоповале: «Мы были тогда еще девчонками по 15-18 лет. Поселили нас в бараке, спали по сорок человек в одной комнате. Поднимались рано утром. Каждая готовила себе какой-нибудь постный суп. Питание было скудным. На работу в лес все шли пешком, а я ехала на тракторе. Труд наш был очень тяжелым. Девчонкам приходилось ручными пилами пилить деревья толщиной в три обхвата. А еще нужно было обрубить сучья и распилить на бревна нужных размеров. Был специальный человек, который затачивал пилы.

Девушки из бригады трелевщиков с помощью жердей пододвигали бревна к дороге, чтобы я могла зацепить их трактором и дотащить до грузовика. На ручной погрузке тоже работали девушки. Труд был очень тяжелый, но у нас не было права отказаться от него. Наша вина заключалась только в том, что мы были немцами, и нас назвали фашистами. Выдавали паек, в котором было растительное масло, мука, соленая рыба, сахар. Часть пайка мы обменивали на продукты у местного населения, которое относилось к нам с пониманием. Люди помогали нам, хотя и сами жили небогато. Я работала на тракторе, поэтому мне было чуть легче, чем остальным. Кому-то огород вспашешь, кому-то немного дров привезешь из леса, за это мне платили картошкой, топленым маслом или другими продуктами».

Нуждались трудармейцы не только в еде, но и в одежде. Так, к примеру, Эрна Васильевна однажды сшила себе юбку из ткани, которую выдали на обтирку трактора. Обувь она мастерила из лыка и тряпок.

– Выдавали еще рукава от старых фуфаек, – вспоминала Эрна Васильевна. – Так мы натягивали их до колен и подвязывали. Простыла я в те годы очень сильно, поэтому и детей позже не смогла родить. И ноги свои застудила так, что теперь вот даже ходить не могу самостоятельно. А проработала я в трудармии целых шесть лет.

Вернувшись в Зыряновск, Эрна Нейман вышла замуж за вдовца с двумя детьми, помогла вырастить и воспитать малышей. Еще много лет Эрна Васильевна работала на тракторе, строила обогатительную фабрику.

В год 70-летия Победы ей было 92 года, она жила одна в частном доме, в котором зимой приходилось топить печь. В юбилейный год труженицу тыла наградили медалью.

Андрей Кратенко

Поделиться
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  • 49
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    49
    Поделились